«Чужой: завет» -
«Ну куда же вы, дураки, лезете?»

Посмотрели «Чужой: завет», делимся впечатлениями.


38 лет прошло с момента выхода первого «Чужого». Он так и остался единственным в своем роде, несмотря на многочисленные сиквелы, снятые кем угодно, но только не Ридли Скоттом. И пять лет миновало после премьеры «Прометея», своеобразного спин-оффа, породившего неоднозначные мнения в среде фанатов и критиков. Теперь 80-летний режиссер взялся восполнить недостающее звено, которое стало бы сиквелом для «Прометея» и приквелом для «Чужого». Удивить и напугать зрителя сегодня сложнее, чем это было в 1979 году, когда феномен ксеноморфа на полном серьезе обсуждался различными антропологами, философами и культурологами.

Режиссер постарался избежать самоповторов там, где это можно было сделать, и одновременно подмигнуть фанатам франшизы, набив нового «Чужого» большим количеством фан-сервиса.


Завязка примерно та же, что и в «Чужом»: корабль «Завет» летит на далекую планету, где планируется основать новое поселение. Во время полета корабль повреждает ударная волна от звездной вспышки, вследствие чего гибнет часть колонистов, находящихся в криосне и капитан корабля (Джеймс Франко). Дурное предзнаменование, на которое никто не обращает внимания.


Этих предзнаменований будет много, настолько много, что зритель должен недоумевать: «Ну куда же вы, дураки, лезете?». Складывается впечатление, что таким своеобразным способом режиссер выражает собственное разочарование в человечестве, идущем в слепом неведении к верной погибели.

Вышедшая из анабиоза команда получает некий сигнал, и в ее поле зрения попадает планета, якобы превосходящая по ресурсам изначальную точку назначения. После недолгих препирательств между собой экипаж меняет курс и отправляется на неведомую планету (Рай) на поиски источника сигнала и с целью экологического мониторинга.


Если в первой части не наблюдалось явной религиозной символики, то здесь ее пруд пруди: название корабля, тучные колосья пшеницы на новой планете, один из членов экипажа - верующий, андроид Дэвид (Майкл Фассбендер), очень по своим замашкам напоминающий алхимика эпохи Возрождения, пытающегося вывести своих гомункулов. Еще Дэвид тонко чувствует Вагнера и Байрона, рассуждает о природе любви, противопоставляет ее долгу, и восхищается неоморфами (обновленная или другая версия ксеноморфов, явно антропоморфная).


«Чужой. Завет» не может порадовать цельностью, присущей первой части, вполне сравнимой с кубриковской «Одиссеей». Напротив, это некий винегрет, куда создатель постарался натащить всего и побольше - саспенса из первого «Чужого», экшна (все эти автоматы с лазерными прицелами) из второй части, ницшеанства и рассуждений о судьбе человечества. Плюс флэшбек из «Прометея» и вышеназванные религиозные мотивы. Ни одна из мыслей не доведена до конца, кроме пессимизма по поводу судьбы человеческой цивилизации, которой хорошо бы уйти в спячку до лучших времен (а там посмотрим).

<iframe width="740" height="416" src="https://www.youtube.com/embed/TSDbKBstbDA?showinfo=0" frameborder="0" allowfullscreen=""></iframe>

Принципиально новый момент, который фанаты точно оценят: новаторский, воздушно-капельный процесс заражения человеческого организма вирусом Чужого снят с нейрохирургической дотошностью (чем-то это немного напоминает фишки Дэнни Бойла, к «127 часам» которого тут, кстати, есть отсылка). Плюс, если в первом «Чужом» на корабле была только одна парочка, то здесь все сплошь семейные люди. А главная героиня Дэниелс (Кэтрин Уотерстон) по слухам (хотя в фильме об этом ни слова) - мать Эллен Рипли (Сигурни Уивер) из классической картины.



Ярослав Солонин
23.05.2017