Андрей Звягинцев и его «Левиафан»

5 февраля в российский кинопрокат выходит фильм «Левиафан», уже ставший событием мирового кино. О нем и о его создателе, режиссере Андрее Звягинцеве - в материале «Афиши+».


Фильм «Левиафан» российского режиссера Андрея Звягинцева получил «Золотой глобус» и номинирован на премию «Оскар» как лучший неанглоязычный фильм 2014 года. Пока слои, неравнодушные к кино, с любопытством ожидают решения американской киноакадемии и, возможно, делятся впечатлениями от просмотра фильма (не секрет, что по милости одного из 7 тысяч членов киноакадемии копия картины оказалась в интернете в свободном доступе), «Афиша+» решила вспомнить, что известно о жизни и личности режиссера, возможного будущего триумфатора самой престижной кинопремии в мире.

Продюсер «Левиафана» Александр Роднянский и Андрей Звягинцев на 72-й церемонии вручения наград премии «Золотой глобус»


Звягинцев ворвался в элиту отечественного и мирового кинематографа уже своей первой полнометражной картиной, «Возвращение», увидевшей свет в 2003 году. На Венецианском кинофестивале фильм получил «Золотого льва», а кинематографический мир узнал новые для себя имена - Константин Лавроненко, Иван Добронравов (сын известного актера Федора Добронравова) - и пребывал в шоке, узнав, что исполнитель еще одной главной роли, шестнадцатилетний Владимир Гарин, талантливейший парень, не дожил до премьеры два месяца - утонул в озере. Тогда невольно подумалось, что в эту трагедию и вылился весь мрак, содержащийся в фильме. Однако сегодня Звягинцев утверждает, что никакого мрака в его работах нет: «Все, что я снял, - светлые фильмы о любви, просто-таки пронизанные лиризмом. Потому что все они сделаны с огромной любовью. Если с доверием смотришь на экран, ты узнаешь, как в зеркале, в этих чужих тебе персонажах себя самого и в процессе осознания, сочувствия, сомыслия с тобой происходит важная вещь - идет очищение, омовение смыслами, которые рождают в тебе надежду на перемены в собственной жизни».

«Возвращение»


Он начинал как театральный актер. Учился в Новосибирском театральное училище, на момент окончания которого был исполнителем четырех главных ролей в местном ТЮЗе. Уже тогда он понимал, что в этом ТЮЗе может пройти вся жизнь, а ему хотелось двигаться дальше. Чтобы не возникло трудностей с уходом из театра, Звягинцев предпочел пойти в армию, а демобилизовавшись, поступил в ГИТИС. Переворот в его сознании произошел, когда он учился на 3-м курсе: посмотрев фильм Микеланджело Антониони «Приключение», Звягинцев осознал, что хочет быть только режиссером. Его интенсивному погружению в эту профессию очень помог Музей кино, на несколько лет ставший для него вторым домом.

Однако найти себе должное применение в 90-е годы было очень непросто. Для многих в стране, в том числе и для людей из творческой среды, на повестке дня стоял вопрос физического выживания. В их числе был и Звягинцев, с презрением отвергший возможность работы в театре: «В театр не пошел. В ту пору он меня разочаровывал, потому что стал заискивать перед зрителем, стал выпускать „продукт“, вместо того, чтобы заниматься искусством». Звягинцеву пришлось пережить тяжелые времена: «Я по-настоящему голодал, не мог найти работу, ходил на все возможные пробы и прослушивания, а денег все равно не было даже на автобусный билет». Помог лишь знакомый выпускник ВГИКа, в то время достигший успеха в рекламном бизнесе. 30-секундные промо-ролики стали первыми режиссерскими работами Звягинцева. Порой подворачивалась возможность что-то сыграть на сцене, сняться в эпизодической роли в кино или телесериале. Так, например, Звягинцев на мгновение появляется на экране в картине Владимира Меньшова «Ширли-мырли».

В 2000 году ему предложили снять несколько серий детективного сериала «Черная комната» для канала РЕН ТВ. Через некоторое время после работы над сериалом продюсер Дмитрий Лесневский завел речь о полнометражном фильме. «У меня от одних только слов крылья выросли за спиной, я земли не чувствовал под ногами, когда он это произнес», - признается Звягинцев. Подходящий сценарий искали долго и в итоге остановились на том, который и лег в основу фильма «Возвращение». Международный успех дебютной картины подтвердил, что режиссер движется в правильном направлении, и придал ему новые силы для реализации следующих проектов.

«Изгнание»


Фильм «Изгнание» увидел свет в 2007 году. Константин Лавроненко, снова снявшийся у Звягинцева в главной роли, получил за свою работу «Золотую пальмовую ветвь» Каннского кинофестиваля как лучший исполнитель мужской роли. Вопреки приведенной выше цитате Звягинцев однажды назвал «Изгнание» фильмом о нелюбви. Впрочем, несоответствия этих высказываний, возможно, объясняет еще одно: «Начиная объяснять, какие идеи меня волновали, я чувствую себя каким-то лгуном. Слова все схлопывают до вульгарной, пошлой узости, а то, что в конце концов переплавляется в поэзию киноязыка, непередаваемо».

Во второй половине нулевых Звягинцев был привлечен к работе над фильмом «Нью-Йорк, я люблю тебя». Картина представляла собой альманах из 13 новелл, которые снимали режиссеры из разных стран, однако после показа на фестивале в Торонто фильм перемонтировали, убрав 3 новеллы, в том числе работу Звягинцева и режиссерский дебют Скарлетт Йоханссон. Вскоре продюсер проекта выступил с еще одной инициативой - снять четыре полнометражных фильма, которые объединяла бы лишь тема апокалипсиса. Планировалось, что эти фильмы будут сняты режиссерами из разных частей света и что Европу в проекте будет представлять Андрей Звягинцев. Вместе со сценаристом Олегом Негиным Звягинцев с головой ушел в работу над сценарием, но на итог этой работы продюсер отреагировал негативно: «Что вы делаете? Я вам предлагаю проект на 7−8 миллионов, а вы мне - на два с половиной!» Однако Звягинцев уже был настроен делать фильм таким, как задумал, и вышел из проекта. В сценарии зарубежные реалии заменили отечественными, а главную героиню Хелен, по имени которой и должна была называться картина, переименовали в Елену. Фильм «Елена» вышел в свет в 2011 году и получил специальный приз жюри Каннского кинофестиваля «Особый взгляд». Одну из главных ролей в фильме исполнил Андрей Смирнов, более известный как режиссер, создатель фильмов «Белорусский вокзал», «Осень», «Жила-была одна баба».

«Елена»


Что касается «Левиафана», то в нем уже нет камерности, свойственной предыдущим работам Звягинцева. На первый план здесь выходят шестеро персонажей (а не два-три, как раньше), а всего в фильме их полтора десятка. Присутствует юмор, чего раньше за Звягинцевым не водилось. По словам режиссера, юмор был необходим, чтобы несколько разрядить трагедийную атмосферу фильма.

Замысел картины был порожден опять же трагедией. В 2004 году простой американец Марвин Джон Химейер, владелец автомастерской, устав от борьбы с равнодушием власть имущих, решился на отчаянный шаг. Хозяева располагавшегося по соседству с автомастерской цементного завода мечтали о расширении предприятия, для чего очень хотели выкупить землю, принадлежавшую Химейеру, но тот не собирался ее продавать. Соседи оказывали на него серьезное давление, а все инстанции, куда он обращался, принимали решения не в его пользу. Химейер приобрел бульдозер, чтобы оборудовать дорогу до мастерской, однако власти не разрешили ему этого сделать. После продолжительного конфликта мастерскую просто обнесли забором, перекрыв проезд для ее клиентов. В один из дней Химейер запаял себя в бронированной кабине бульдозера, выехал через стену собственной мастерской, сначала снес забор вокруг нее, потом сровнял с землей цементный завод и поехал в город, где разрушил более десятка административных зданий включая здание администрации города и офис местной газеты. Остановить его удалось лишь пробив пулей радиатор. Двигатель заклинило, и тогда Химейер совершил свой единственный выстрел в человека - в себя, перед этим объявив по громкой связи: «До сих пор меня не хотел слышать никто, теперь меня услышали все».

Когда Звягинцеву рассказали эту историю, он был очень удивлен, что за несколько лет к ней так и не обратился никто из кинематографистов. Ему сразу показалось, что этот сюжет за вычетом незначительных нюансов подходит для любой страны. От реальной истории в сценарии осталась, пожалуй, лишь общая идея - невозможность для человека в одиночку противостоять государству, - однако универсальность сюжета никуда не делась. Это в беседе со Звягинцевым уже после просмотра фильма подтвердил мексиканский журналист: «Замените вашу водку на нашу текилу, а ваши северные пределы на наши кактусы и жару, и это будет история про Мексику».

«Левиафан»


От тех, кто уже посмотрел картину, сегодня приходится слышать самые разные отклики. Одни говорят, что она очерняет Россию, клевещет на нее, другие утверждают, что показанное в фильме не противоречит нашим реалиям. Раздавались даже требования запретить картину, и авторами подобных инициатив как правило назывались православные верующие. Однако и в церковной среде единого мнения о «Левиафане» нет; единственное, в чем сходятся ее представители - в том, что священнослужители показаны в фильме категорически неправдоподобно, причем не только «плохой», но и «хороший». Только одни видят в этой неправдоподобности несомненный минус, а другие, не воспринимающие искусство так буквально, находят ее вполне оправданной, называя образ митрополита притчевым, когда герой представляет собой скорее предостережение, «пугало», нежели человека из реальной жизни. «Не Звягинцева следует поносить за безбожный или антироссийский фильм, а посмотреть на самих себя, пока еще не поздно», - утверждает игумен Спиридон (Баландин).

Приблизительно об этом говорит и сам Звягинцев: «Искусство призвано ранить человека, чтобы дать ему инъекцию. Ранить с тем, чтобы появились силы жить. <…> Искусство - не реабилитационный центр и не массажный салон, где с тебя снимут напряжение после трудного дня. Мы совсем забыли, каким целям служит искусство. Оно призвано пробуждать человека к жизни, а такое пробуждение не всегда оборачивается сладостным и приятным времяпрепровождением».



Кирилл Радин
26.01.2015