20 вещей, которые мы узнали на творческой встрече с Антоном Долиным

14 апреля в книжном клубе «Петровский» прошла творческая встреча с Антоном Долиным, журналистом, кинокритиком и кинообозревателем программы «Вечерний Ургант».

#1

Несмотря на весь имидж рок-звезды, Джим Джармуш - режиссер-интроверт: замкнутый, стеснительный и скрытный. О его личной жизни ничего не известно. Возможно, именно поэтому о нем так катастрофически мало написано. Например, режиссер дал всего два интервью, посвященных выходу фильма «Вне закона». Это одна из причин, по которой Антон Долин решил написать о его творчестве книгу «Джим Джармуш. Стихи и музыка». Коль скоро почитать о нем негде, есть смысл написать самому.

Джармуш очень мало путешествует. Именно по этой причине его не удалось заманить в Россию по случаю презентации книги Долина. А то, может быть, и в Воронеж заглянул бы (шутка).

У книги «Джим Джармуш. Стихи и музыка» целых 30 соавторов. Это российские поэты, каждый из которых по просьбе Антона Долина написал поэтическое посвящение Джармушу, и музыкальные критики, открывающие для зрителя «музыкальные ключи» к творчеству режиссера. Среди музыкальных критиков, принявших участие в работе над книгой, - два бывших главных редактора журнала «Афиша», Юрий Сапрыкин и Александр Горбачев.

#2

Фильмы Джармуша построены по поэтическому и музыкальному принципу. Главное в них - не сюжет и не последовательность событий. Они основаны на системе рифмующихся образов - как визуальных, так и музыкальных. Все фильмы Джармуша пронизаны поэтическими аллюзиями, цитатами, а саундтреки к его картинам - это всегда праздник для ценителей интересной музыки. Будь то эфиопский джаз в исполнении Мулату Астатке или пост-метал от японской нойз-группы Boris. Джармуш очень музыкален, он меломан, у него есть своя группа SQÜRL.

#3

Последний фильм Джармуша «Патерсон» пока принес ему только одну награду - Palm Dog Award, которую присуждают за лучшую роль собаки в кино. Бульдог Нелли, к сожалению, не дожила до этого знаменательного события своей жизни, скончавшись за 2 месяца до премьеры «Патерсона» в Каннах.

#4

«Патерсон» является своего рода отмычкой к другому фильму Джармуша «Мертвец». Это еще одна его картина, главный герой которой является поэтом. В «Патерсоне» тоже происходит постоянное движение, но, если в «Мертвеце» - это движение от жизни к смерти, то в Патерсоне - это движение по кругу, автобусный маршрут. В фильмах Джармуша процесс движения всегда важней точки назначения. Как мы уже поняли, режиссер откровенно глумится над идеей сюжета, над тем, что в фильме обязательно должно что-то происходить.

«Мертвец» - первый фильм в истории кинематографа, в котором индейцы не просто играли индейцев, но говорили на своих коренных наречиях и даже смогли потом увидеть это кино благодаря Джармушу, который организовывал киносеансы в индейских резервациях.

#5

Одно из последних сильных впечатлений Антона Долина от кино - это победа фильма «Лунный свет» на «Оскаре». «Все были так зациклены на том, что это фильм о черных гомосексуалах, что фильм как таковой очень мало анализировали. „Лунный свет“ - это американский фильм, сделанный в эстетике азиатского кино, близкой к картинам Вонг Кар Вая, гонконгской новой волне. Это потрясающий пример смешения двух культур».

#6

Драма «О теле и душе» (Teströl és lélekröl), одержавшая триумфальную победу на последнем Берлинском кинофестивале, - еще один фильм, который произвел на Антона Долина сильное впечатление за последнее время. Сюжет закручен вокруг двух работников скотобойни (он и она), которым снится один и тот же сон, где они - олени, вместе блуждающие по заснеженному лесу. Режиссер картины венгерка Ильдико Эньеди не снимала полнометражных фильмов более 15 лет, а ее дебютная картина «Мой XX век» (1989), в которой, кстати, снялся Олег Янковский, сразу же принесла ей награду на Каннском фестивале и мировую известность.

#7

Маленький фильм про любовь «Хорошего вам дня» (Hao ji le) - персональное открытие Долина. Это китайский мультфильм для взрослых, сделанный в стилистике «Фарго» и «Просто крови» братьев Коэнов. Картина рассказывает о человеке, который украл у своего босса сумку с миллионом юаней, чтобы переделать своей невесте неудачную пластическую операцию.

#8


По мнению Долина, «Притяжение» Федора Бондарчука - пока самое примечательное, что случилось с русским кино в 2017 году. «Это впервые случившийся в России вменяемый подростковый блокбастер».

#9


Долин совсем не понимает фильмов Юрия Быкова.
«„Дурак“ - это фальшивый фильм, в котором зрителя пугают, а ему не страшно. Все неправда».

#10

К сожалению, отечественные прокатчики пока обошли стороной фильм «Плохая партия» (The Bad Batch), премьера которого состоялась на последнем Венецианском кинофестивале. «Ана Лили Амирпур, для которой это второй фильм, - крутейший молодой режиссер. Она предсказала всю эту трамповскую Америку: в ее фильме вокруг США уже есть стена, за которую выбрасывают нелегальных иммигрантов, наркоманов и прочих маргиналов. За стеной нет никакого гражданства, и там люди должны выживать». Главную героиню фильма в исполнении модели Сьюки Уотерхаус выкидывают за стену, где ее тут же хватают каннибалы и отрезают ей ногу и руку. Весь остальной фильм героиня справляется с трудностями без руки и ноги. В фильме также снялись Джейсон Момоа (Кхал Дрого из «Игры престолов»), Киану Ривз и Джим Керри, у которого в фильме нет ни одной реплики. Он играет «страшного бомжа, который бродит по пустыне». «Современное, крутое кино, которое произвело сильное впечатление».

#11

В этом году победителем Венецианского фестиваля стал четырехчасовой черно-белый филиппинский фильм «Женщина, которая ушла» (Ang babaeng humayo), снятый по рассказу Льва Толстого. «Венецианский кинофестиваль - это единственный фестиваль, у которого нет рынка. Все, кто хотят в это время покупать и продавать, едут в Торонто. Поэтому фестиваль может позволить себе показывать самые артхаусные фильмы, самые радикальные и сумасшедшие».

#12

Радикальное авторское кино, которое не выходит в прокат и не попадает в стриминговые сервисы, зарабатывает на фестивальных показах. Большинство фестивалей (за исключением Канн) продают билеты на показы фильмов. «В мире больше международных фестивалей, чем дней в году. Это статистика. Допустим, фильм попадет на 15 фестивалей (это вполне возможно), на каждом фестивале у фильма три показа, на которые, как правило, проданы все билеты. Поскольку часто бюджет этих картин невелик, он возвращается таким образом».

#13

Если ты сделал фильм, и он вообще никому не нужен, то ты сделал плохой фильм. То есть, вариант «я сделал слишком смелый фильм, мое искусство еще поймут и так далее» очень маловероятен. Кинофестивалей очень много, и всем нужны новые смелые и интересные фильмы. Если вы талантливы, вы будете нужны.

«Это только кажется, что жюри международных фестивалей - сибариты, возлежащие на ложах с чашами нектара и ждущие, когда Альмодовар и Триер приползут к ним на карачках со своими новыми фильмами. В реальности это не так. На самом деле это шакалы, которые рыщут по всему миру в поисках новых, никому не известных талантов. Как только они увидят что-то талантливое, они зубами вцепляются немедленно, пока кто-нибудь другой не вцепился. Такая ситуация была вокруг „Возвращения“ Звягинцева. Его взял Локарнский фестиваль, уже объявили, что фильм там участвует. И в эту секунду Венецианский фестиваль, которому было еще рано объявлять свою программу, сказал: „Нет, мы его берем“. Это была картина никому тогда не известного русского режиссера-рекламщика, телевизионщика, без единого известного актера, с продюсером-дебютантом».

#14

В программу Каннского кинофестиваля в этом году помимо новых фильмов Звягинцева и Лозницы попала дебютная работа некоего Кантемира Балагова, «совсем молодого парня», ученика Сокурова из его кабардино-балкарской студии. Картина называется «Теснота» и рассказывает историю еврейской семьи из Нальчика.

#15

Сейчас самое время, чтобы Андрей Звягинцев получил главный приз Каннского фестиваля. «Не только потому что мы получали „Золотую пальмовую ветвь“ один-единственный раз 59 лет назад с прекрасным фильмом „Летят журавли“, а еще и потому, что Звягинцев действительно уже заслужил получить крупную награду. Это режиссер, которого смотрит весь мир. Когда объявили программу нынешних Канн, „Нелюбовь“ Звягинцева вызвала наибольший ажиотаж в западной кинопрессе. Все только о нем и говорят и пишут. Осталось только, чтобы картина оправдала такие высокие ожидания».

#16

Иван Ургант еженедельно отчитывается перед Антоном Долиным о просмотренных фильмах. А еще он фанат книги Долина про Германа-старшего. «Он нормальный современный парень с хорошим вкусом, но иногда какие-то специфические вещи, которые я хвалю, проходят мимо него».

#17

Комедия существует только внутри своего социума, она передает национальный колорит. «Комедия, которая гуляет по всему миру, и от которой одинаково смеются везде, - это голливудская комедия. Голливудская, а не американская! Комедии Джадда Апатоу вызывают полное недоумение у рядовых зрителей за пределами Америки».

#18

Россия - страна авторского кино. «В России так мало успешного коммерческого кино, потому что у нас нет традиции коммерческого кино. Да и в СССР его было крайне мало. Тогда коммерчески успешными фильмами часто становились картины, которые не были коммерческими по сути. Они были авторскими. Лучшие фильмы Михалкова - это глубоко авторское кино. Слоган типа „Перегоним Голливуд“ - это бред. Сегодня в России есть 5−7 крутых режиссеров, которые делают прекрасное авторское кино: Звягинцев, Герман, Федорченко, Серебренников, Твердовский. Их знают и смотрят во всем мире. Это очень неплохо».

#19

Самым успешным фильмом за все время существования кинопроката в СССР была мексиканская мелодрама «Есения», о которой в Мексике ни один человек не помнит. После этого правительством была поставлена задача - побить рекорд «Есении». На следующий год вышли «Пираты XX века», «Москва слезам не верит» и «Экипаж», но ни один из них не побил рекорд «Есении».

"В СССР как было - государство выделяло деньги, ты получал гонорар, снимал кино, а будет ли оно успешным тебя не волновало. Это некоммерческая, не рыночная ситуация. Рыночная ситуация - это когда выходят одновременно три-четыре фильма, а какой их них соберет больше денег, решает зритель. В СССР сборы фильма не были связаны со зрительским спросом. Спросом управляли. Единственным продюсером было государство. Оно и зарабатывало. Поэтому у нас нет этой мышцы, которая есть в США и почти везде в Европе, где продюсеры десятилетиями вырабатывают, что и как нужно показать зрителю, чтобы он смотрел".

#20

Сейчас у нас в стране нет практики государственного заказа в кино. Потому что государство не умеет заказывать и не знает, что заказывать. «Спросите, в чем идеология нашего государства. Ни один человек вам не ответит. Спросите у Путина или Мединского, и вы поставите их в тупик. У них это ситуативно меняется. Сейчас мы дружим с США, а теперь - нет. Сейчас мы демократы, а теперь - имперцы. Они сами не знают. Фильм „Легенда № 17“, например, сделали потому что Харламов - интересный герой. Ну нельзя же сказать, что идеология нашего государства - это хоккей! Нигде во всем мире этот фильм не воспринимают как пропагандистскую картину, его смотрят как хороший спортивный байопик. Он им и является. Есть как бы заказные фильмы, режиссеры и продюсеры которых со своим „чего изволите“ преподносят то „48 панфиловцев“, то „Защитников“. Государству это не нужно, и публике это не нужно. Эти фильмы проходят и их тут же забывают как страшный сон».



Роман Дранников
20.04.2017