«Малыш на драйве»: «Люди будут танцевать и ломать кресла»

Посмотрели «Малыша на драйве», новый фильм Эдгара Райта, создателя «Зомби по имени Шон» и «Скотта Пилигрима». Делимся впечатлениями.


Будет излишним долго рассуждать о роли саундтрека в кинематографе. Многие хорошие режиссеры известны как заядлые меломаны. Тарантино, Джармуш, Линч, Бойл, братья Коэны - невозможно представить их фильмы в отрыве от музыки. Она наполняет сцены дополнительным смыслом, ритмом, настроением. Хороший материал можно испортить неверно подобранным саундтреком, средний - хоть и трудно, но можно сделать более удобоваримым с его помощью.

Фильмы Эдгара Райта со времен «Зомби по имени Шон» славятся своими музыкальными подборками. Но в случае с «Малышом на драйве», названным в честь одноименной композиции группы Simon & Garfunkel, режиссер поставил перед собой сверхзадачу - сделать музыку не просто важнейшим вспомогательным элементом картины, но и сюжетообразующим началом, и даже одним из полноценных героев. И превратил таким образом историю о крутом гонщике, взятом криминалом в оборот, в многослойное повествование с непредсказуемым исходом и драйвом, подобным тому, который царил на лучших концертах, скажем, The Stooges или Nirvana. Исполнитель главной роли Энсел Элгорт в одном из интервью так и пошутил: «Люди на просмотре будут танцевать и ломать кресла». А ведь и правда, очень хотелось!


Главный герой, Малыш в детстве попал в автокатастрофу, в которой лишился родителей. Из-за травмы головы у него с тех пор постоянный звон в ушах, унять который может только непрерывное прослушивание музыки (это порядком бесит матерых бандитов, им видится в этом снобизм). В свои двадцать с небольшим Малыш - искушенный меломан и самый крутой водитель. Он работает на Дока (Кевин Спейси), которому задолжал кругленькую сумму. Его работа - помогать грабителям скрываться с места преступления, и в этом плане он вне конкуренции.


Историй на такой закваске снято немало: от «Водителя» Уолтера Хилла до «Драйва» Николаса Виндинга Рефна. Райт сознательно использует все мыслимые штампы крутого гангстерского кино - от сцен планирования ограблений (всевозможные «друзья Оушена») до парочки, поливающей свинцом из больших автоматов отряды полиции («Прирожденные убийцы», например), но подает их в таком виде, что они не кажутся повторением.

Например, в сцене, где Док объясняет исполнителям схему «идеального преступления», мы не слышим ни слова - вместо этого в уши зрителя льется музыка, которую Малыш слушает в своем айподе, наигрывая мотив на воображаемом синтезаторе. Но юный гений читает по губам, и всю суть сказанного мы узнаем именно от него, когда его, как нерадивого школьника, просят повторить все изложенное.

Нельзя пройти и мимо сцены, где Малыш объясняется с ничего не подозревающим Доком цитатами из «Корпорации монстров».


Оригинальность фильма держится на трех китах - на сценарии, на главном герое и на музыке. Похоже, это первый случай, когда каждая сцена фильма связана с определенной песней. Если сцена должна была длиться три минуты, под нее в медиатеке Apple Music Райтом искалась подходящая композиция с таким же хронометражем.

<iframe width="740" height="416" src="https://www.youtube.com/embed/tTnscIVhznw" frameborder="0" allowfullscreen=""></iframe>

Например, песня «Hoсus Pocus» группы Focus своим рваным ритмом полностью формирует логику одной из самых крутых сцен, где Малыш, одевшись в свежестыренные шмотки, уносит ноги от полиции и разъяренных подельников (Эйса Гонсалес и Джон Хэмм). Надолго запоминается и сцена ограбления инкассаторов в масках Остина Пауэрса под «Neat Neat Neat» от культовых панков The Damned.



Ярослав Солонин
29.08.2017