«Прочь»: сатирический хоррор эпохи пострасизма

Посмотрели нашумевший хоррор «Прочь», делимся впечатлениями.


Что ни говори, а кино не разучилось еще развлекать, поражать, пугать и, как это пафосно ни прозвучит, заставлять задуматься.

Для достижения такого эффекта режиссеру требуется известная доля таланта, смелости и, как в случае с Джорданом Пилом, умения покопаться в коллективном бессознательном.

«Прочь» (Get Out) - это режиссерский дебют, к которому Пил подступался долго и осторожно, действуя по принципу «семь раз отрежь - один раз отмерь». Работая в различных проектах, среди которых - сериал «Фарго» и комедийный боевик «Киану», Пил вынашивал идею хоррора. Все сдвинулось с мертвой точки, когда стало очевидным, что важным звеном будущего фильма станет тема расизма.


За сто с лишним лет существования кинематографа в сознании зрителя всерьез и надолго поселился стереотип, согласно которому представителю белой расы лучше не соваться в негритянские гетто, особенно в темное время суток. Однако в «Прочь» Джордан Пил виртуозно выворачивает данный стереотип наизнанку. В первых кадрах фильма мы наблюдаем темнокожего парня, бредущего ночью по какому-то элитному району и опасливо озирающегося по сторонам. Ничего хорошего это, конечно, не сулит: парня бьют по голове и запихивают в багажник. Начальные титры.

Крис Вашингтон (британский актер Дэниел Калуя), молодой фотограф из Нью-Йорка едет со своей девушкой Роуз на уик-энд к ее родителям, дабы засвидетельствовать почтение. Первым звоночком становится диалог следующего содержания:

- Ты предупредила их, что твой парень - черный?

- Нет. Да они нормально отнесутся. Мой отец всегда говорил, что он, если бы была такая возможность, еще бы пару раз проголосовал за Обаму…


Аргумент действует не очень убедительно, но герой все же едет. По ходу развития сюжета будут иметь место недобрые предзнаменования, тревожные сны героя, косые взгляды и полунамеки; отношения, да и сам облик героев переживут значительную трансформацию.

Ни годы повальной политкорректности, ни два срока президента-афроамериканца, ни введение в обиход термина «пострасизм» не упрятали проблему расовой нетерпимости в какой-нибудь надежный саркофаг (да и глупо было бы надеяться). Сегодня, особенно в свете расистских высказываний Трампа, этот вопрос актуален, как и во времена Мартина Лютера Кинга.

Джордан Пил не только умело нагнетает атмосферу и интригует, но еще и дает ключ, с помощью которого зритель сможет извлечь определенный посыл фильма, когда немного отойдет от развлекательной части.


У Криса Вашингтона есть внутренние проблемы, вытесненные в бессознательное. Они связаны с детством, со смертью матери. В умелых руках манипулятора-гипнотизера (мать возлюбленной) подавленный комплекс вины героя становится границей, дальше которой пленник просто не убежит и преодолеть которую - залог его выживания. Проблема расизма является тем же самым комплексом, вытесненным в коллективное бессознательное американской нации (у любой нации, как и у любого человека, есть свои скелеты в шкафу), и эрзацы в виде мнимой политкорректности и пострасизма только усугубляют проблему. В руках разного рода политических шулеров она становится тем же самым орудием манипуляции. Жанр фильма можно обозначить как сатирический хоррор. Джордан Пил щекочет нервы не хуже, чем это делал Хичкок в «Психо», Кубрик в «Сиянии», Найт Шьямалан в «Шестом чувстве» или Джонатан Демме в «Молчании ягнят», параллельно призывая зрителя не закрывать глаза на очевидные проблемы. Быть может, залог спасения кино как раз в его обращении к актуальным вопросам, пусть и болезненным.

<iframe width="740" height="416" src="https://www.youtube.com/embed/bmdhZMeUIOQ?showinfo=0" frameborder="0" allowfullscreen=""></iframe>

Может показаться, что «Прочь» будет интересен только американцам (кассовые сборы побили все рекорды, а благоприятные отзывы критики обеспечили дебюту Пила место на Олимпе рядом с вышеперечисленными образцами жанра), но есть уверенность, что многослойность фильма не оставит равнодушным ни интеллектуала, ни любителя просто пощекотать себе нервы, в какой бы стране он ни жил.

Отдельным пунктом следует отметить участие в проекте Джейсона Блума, известного продюсера не только малобюджетных хорроров, но и таких стопроцентных хитов, как «Одержимость» Дэмиана Шазелла и «Самый пьяный округ в мире» Джона Хиллкоута.



Ярослав Солонин
15.05.2017