«Прощай, Кристофер Робин»: обратная сторона славы

Посмотрели фильм «Прощай, Кристофер Робин», в котором рассказывается о сложных взаимоотношениях автора «Винни-Пуха» Алана Милна и его сына, вдохновившего писателя на создание знаменитой серии книг.


Центральным фильмом насыщенной программы Бритфеста в этом году, пожалуй, стал байопик «Прощай, Кристофер Робин», рассказывающий о болезненном взрослении сына Алана Милна, вдохновившего отца на создание серии произведений о Винни-Пухе, которая принесла автору всемирную славу.

Обратная сторона славы. Травматический эффект для неокрепшей детской психики. На эту тему можно вспомнить немало историй. Маколей Калкин, Эдвард Ферлонг, - медные трубы стали для них серьезным испытанием. Вот и здесь о том же. Все ли знают, что вот этот мальчик из книги, друг зверушек, которому Винни-Пух любил рассказывать, как хорошо быть медведем, имеет своего прототипа? И что от своей невольной славы реальный человек страдал, как и от нехватки родительского внимания?


Несмотря на то, что драматизм ситуации в картине смягчен общей атмосферой сказки, ее авторы делают большой акцент на теме психологической травмы. Для Алана Милна (Донал Глисон очень хорош в роли писателя-невротика) ее причиной стала Первая мировая война, после которой светская жизнь Вест-Энда с ее фальшивым блеском стала попросту невыносимой. И вот он уезжает с женой Дафной (Марго Робби) и сыном Кристофером Робином, тезкой и прототипом героя серии рассказов про Винни-Пуха (дебютант Уилл Тилссон), в деревню.


По ходу действия мы все больше и больше погружаемся в чудесный мир фантазий Кристофера Робина и трогательного, хоть и немного дерганого Милна, принимающего жужжание пчел за шум трупных мух («эхо войны»). Пчелы оказываются настоящими, мед - тоже, медведи, ослы и совы - игрушечными, а сказка, ставшая всеобщим достоянием (сказочный лес заполоняют журналисты и папарацци), невыносимо ранит мальчика, впоследствии возненавидевшего свое альтер-эго и славу. Это приводит в смятение самого Милна, заставляет его мучиться чувством вины и в итоге внять просьбам достигшего призывного возраста Кристофера Робина помочь попасть ему на фронт Второй мировой войны.

Если бы объявили конкурс на лучший слоган к данному фильму, то удачнее варианта, чем «История о человеке, изобретшем лекарство от боли, но не сумевшем унять ни собственную, ни боль родных и близких», не найти. Алан Милн, будучи убежденным гуманистом, выжив в горниле Верденской мясорубки, поклялся, что напишет такую книгу, прочитав которую, люди не захотят больше воевать, раз уж Первая мировая ничему их не научила. Как мы знаем, эта миссия завершилась неудачей для всех - что для Чаплина, что для Ремарка, что для Милна. В 1939-м, когда вспыхнула Вторая мировая война, история повторилась.


Но если Милна война травмировала, то его сына она избавила от лишних комплексов, заодно примирив его с отцом. Ведь на фронте Кристофер убедился, как целебна отцовская книга для простых солдат. Как эти все пыхтелки, вопилки, дразнилки, шумелки не дают им спятить и берегут их как материнская молитва.

«Прощай, Кристофер Робин» открывает для нас, знающих «Винни-Пуха» с детства, вот эту, горькую сторону истории. Теперь мы чуть больше знаем о том, как делаются лекарства для неблагодарного человечества…

<iframe width="740" height="416" src="https://www.youtube.com/embed/4Sxi1qN4BVQ?showinfo=0" frameborder="0" allowfullscreen=""></iframe>


Ярослав Солонин
30.11.2017