«Джазовая
провинция - 2016». День 1

Основную программу фестиваля «Джазового фестиваля» открыл концерт с участием воронежского коллектива «Абстрактор» и швейцарского квартета Bloom Effect.


1 ноября до Воронежа в очередной раз добрался передвижной фестиваль «Джазовая провинция». На сцене книжного клуба «Петровский» выступили воронежский коллектив «Абстрактор» и квартет из Швейцарии Bloom Effect.

Концерт по традиции вел главный редактор издания «Джаз. Ру» Кирилл Мошков. Предваряя выступление «Абстрактора», он рассказал об участниках коллектива. Хорошо известен в Воронеже пианист и композитор Ярослав Борисов, основатель групп Happy55, «Другое дело» и «ЦЁЙ». Не менее известен его давний соратник и участник всех трех вышеназванных проектов, ударник Александр Битюцких. Но в «Абстракторе» направляющая сила - не они. Кирилл Мошков, в частности, заметил: «Сила Воронежа в том, что он не только слушает джаз, но и сам рождает музыкантов». Однако в данном случае нельзя не упомянуть один из райцентров Воронежской области, а именно село Терновку.

«Абстрактор»

Именно здесь родился и живет 26-летний Иван Сухарев, композитор, вокалист, гусляр, дудочник, баянист и… не будем продолжать, а просто назовем его мультиинструменталистом. Именно его музыку исполняет «Абстрактор». И, позволим себе слегка поправить Кирилла Мошкова, ни Воронеж, ни какой-то иной город не мог бы родить такого музыканта, такие появляются только в глубинке, если угодно, в провинции. Иван, кажется, впитал в себя весь русский фольклор, весь русский дух, и его музыка, насквозь корневая, вставленная в более академичную оправу от Борисова и Битюцких, производит колоссальное впечатление. Три года назад Сухарев и Борисов выступали на «Джазовой провинции» вдвоем; тогда это был эксперимент. Сегодня это уже самодостаточный музыкальный проект.

Bloom Effect

Швейцарцы Bloom Effect показались типичными представителями европейского джаза. Если американский джаз с его радостью и искренностью вырос из негритянских корней, то Европа примешала к заокеанской музыке черты своей музыкальной классики. Оттого европейский джаз кажется более мудреным, сложным и порой требует от слушателя определенного терпения. Притом в профессионализме музыкантов не остается никаких сомнений: настолько деликатную гитару, и тембрально, и динамически, как у Bloom Effect, доводится слышать крайне редко. Уровень ансамблевой игры показался просто запредельным: сложнейшие ритмические фигуры, со стороны кажущиеся вообще непросчитываемыми, гитарист Франц Хеллмюллер и саксофонист Йохен Бальдес играли в унисон - нотка в нотку, даже не верилось, что два человека могут настолько идеально совпадать по ритму. И это тоже отличие Европы от Америки: в Старом Свете джаз, как правило, начинают играть музыканты, уже получившие академическое образование и потому дерзающие браться за задачи, которые на первый взгляд кажутся невыполнимыми.


Между тем воронежский слушатель показал себя продвинутым: после часового выступления швейцарцев вызвали на бис, и время звучания европейского джаза в «Петровском» увеличилось еще на полчаса.



Кирилл Радин
Фотографии Евгении Небольсиной
02.11.2016