«Джазовая
провинция - 2016». День 3

Полонез Шопена, «Время, вперед!», «Englishman in New York», скороговорки, дуэт кахонов, танцевальный рок - что услышали воронежцы в третий день «Джазовой провинции».


Третий концерт «Джазовой провинции» стал, пожалуй, самым светлым и вкусным из всех концертов фестиваля нынешнего года. Накануне Дня народного единства организаторы не стали скромничать и зарядили действо аж на четыре с половиной часа. Которые пролетели на одном дыхании, оставив после себя массу приятных воспоминаний и желание делиться ими. Не будем же отказывать себе в этом удовольствии!


Пианист и вокалист Олег Аккуратов вышел на сцену не в составе трио, как было заявлено в программе, а в компании своего бывшего педагога, доцента Ростовской консерватории, контрабасиста Адама Терацуяна, которого он представил как своего друга. Если кто-то скажет, что испытал катарсис во время их выступления, не стоит удивляться. Глядя на то, как от рождения незрячий человек управляется с роялем, ты невольно приходишь к мысли, что если из вас двоих кто-то и является инвалидом, то точно не он. 27-летний музыкант продемонстрировал фантастический уровень владения инструментом и недюжинные вокальные способности.


Его идеи нетривиальны и дерзки. Чего стоит одно решение начать выступление на джазовом фестивале с полонеза Шопена! А что дуэт сотворил с музыкой из сюиты Свиридова «Время, вперед!» - вся серединная часть оказалась сплошной джазовой импровизацией, нашпигованной реминисценциями, среди которых нашлось место даже «Собачьему вальсу»! Невероятно свежо, мило и приятно прозвучала в лирическом прочтении композиция Стинга «Englishman in New York», которую музыканты пели на два голоса. Причем армянская манера Терацуяна «поглотила» тембр Аккуратова, и в результате припев стал очаровательно отдавать кавказским застольем. Поразила своей глубиной и разнообразием композиция «Armenian songs», в которой Аккуратов продемонстрировал очередную грань своего вокального таланта. В одном из разделов слышалась имитация голосом дудука - со всеми типичными для этого инструмента мелодическими украшениями. В другом он вдруг ушел в полнокровный, насыщенный фальцет, почти не отличаемый от женского вокала. Как вокалист Аккуратов продолжил поражать в следующей композиции, которую обрамляла музыка джазового стандарта «Blue bossa», в качестве текста использовался перевод на английский стихов Есенина «Не жалею, не зову не плачу…», а серединный раздел оказался пиршеством фантазии музыканта. Чего он только не вытворял с помощью своего вокально-речевого аппарата - и скороговорки выскороговаривал, и вставлял в них слова «Воронеж» и «Джазовая провинция», и даже до битбокса дело дошло! Публика просто стояла на ушах. Ведущий концерта Кирилл Мошков назвал Олега Аккуратова гением, и с ним было невозможно поспорить. Казалось, любой, кто выйдет на сцену следующим, обречен оказаться в тени этого выступления. Но - не тут-то было…


Участники дуэта Alon&Joca, израильский пианист Алон Явнаи и ударник-бразилец Жока Перпиньян, тоже были впечатлены выступлением нашего соотечественника, чем Алон и поделился со сцены с публикой. Перед выступлением дуэта от рояля убрали банкетку и вынесли вместо нее кахон. Одну из композиций Алон и Жока выстукивали на двух кахонах, да еще при этом пели на два голоса. Двухголосие периодически превращалось в унисон - такой четкий, что совпадал каждый согласный звук. Органичное сочетание джаза и латинских ритмов, кажется, не оставило равнодушным никого в зале. Одна из композиций была посвящена Кабо-Верде, островному государству близ западного побережья Африки, в котором музыканты недавно побывали. В этой музыке они проявили себя как самобытные художники. Используя луп-машину, Алон и Жока создали незабываемое звуковое полотно, в котором нашлось место и звукам природы, и африканским фольклорным мотивам. Также луп-машину Жока Перпиньян применял во время исполнения собственной «Аркады». Замысловатые ритмические комбинации, в диком темпе натараторенные им в микрофон и исполненные на барабанах и кахоне, наслаиваясь друг на друга, складывались в причудливые калейдоскопические фигуры. Алон и Жока запомнятся в Воронеже не только как замечательные инструменталисты и вокалисты, но и как очень обаятельные люди. К концу выступления они уже казались почти родными, как это ни покажется удивительным.


После этого публику, что называется, уже можно было брать голыми руками. Столичный коллектив Horsepower организаторы, по их признанию, планировали пустить последним номером программы, однако немецкий квартет, летевший из Москвы в Воронеж во время первого отделения концерта, еще не успел полностью прийти в себя после перелета, и было решено, что второе отделение откроет группа Николая Моисеенко. То, что воронежцы услышали в их исполнении, было скорее похоже на рок, чем на джаз, причем с очевидным уклоном в танцевальность. Не случайно Моисеенко, а потом и присоединившаяся к квинтету певица Марианна Савон, все время заводили зал, заставляли хлопать в такт, а под конец даже предложили встать с мест и танцевать. Народ с удовольствием откликнулся на это предложение.


Ferenc und Magnus Mehl Quartet из Германии начал выступление в столь позднее время, что уже можно было ожидать массового оттока зрителей из зала. Однако, к чести нашего города, этого не случилось, и более того, оказалось немало людей, которые из программы третьего фестивального концерта выделяли именно немецкий квартет. Сильное впечатление произвел лидер коллектива, саксофонист Магнус Мель - своей филигранной техникой и оригинальными соло. В этот день публика, кажется, не могла устать. Концерт, длившийся четыре с половиной часа, был захватывающим действом от первой до последней ноты, а всем музыкантам и организаторам за него - наше громкое «браво»!



Кирилл Радин
Фотографии Евгении Небольсиной
07.11.2016