Юлия Денисова: «Альтернативный контент рулит»

«Афиша+» поговорила с директором по кинопоказу кинотеатра «Спартак» Юлией Денисовой о цензуре и прокатных удостоверениях, альтернативном контенте и воронежской публике, а также о том, почему «Лобстер» не попал в российский прокат, а «В центре внимания» провалился.


С каждым годом, несмотря на кризис, кинотеатр «Спартак» предлагает воронежскому зрителю все более изысканные «блюда» в своем киноменю: прямые трансляции спектаклей ведущих театров мира, фильмы-выставки, фильмы-концерты, новые серии популярных сериалов, фестивальное кино. О репертуаре кинотеатра, его существующих проектах и новых планах мы поговорили с директором по кинопоказу Юлией Денисовой.

- Сколько лет ты занимаешься формированием кинорепертуара «Спартака»?

- 15 лет. Когда я выезжаю из Воронежа на кинорынки, фестивали, я называюсь букером. Букер кинотеатра - это человек, который составляет репертуар.

- Как ты попала в этот бизнес? Понятно, что надо знать и любить кино, а какие еще умения нужны человеку, который решил попробовать себя в этой сфере?

- Конечно, обладать знанием кинематографа - это прекрасно, но нужно быть очень коммуникабельным человеком, потому что 90% моего рабочего времени занимает общение с дистрибьюторами, прокатчиками и еще массой другого народа. Обговариваешь условия постановки фильма на экран, дистрибьюторы тебя продавливают, чтобы их фильм стоял максимальным количеством сеансов, желательно во всех залах и с утра до ночи, а ты им объясняешь, что их фильм не так хорошо пойдет и надо находить баланс. Букеры - люди достаточно циничные и в большинстве своем все-таки бизнесмены, а не киноведы, так как их основной задачей является получение прибыли от кинопроката. Букеры должны хорошо понимать, какой у фильма коммерческий потенциал и в зависимости от этого решать, ставить ли его на экраны и как ставить.

А попала на эту должность так: в 2001 году компания «Випласт» взяла в аренду здание кинотеатра «Спартак». На тот момент я как раз была на последнем курсе института и на примере компании «Випласт» писала дипломную работу. Конечно, я со многими подружилась, зарекомендовала себя ответственным человеком и после окончания института мне предложили работу в обновляющемся кинотеатре. В то время шла стройка, мы все сидели в одной комнатке - повсюду строительный мусор, пыль. В такой обстановке я начала работу - стала заниматься всем, что касается кино: выстраивала отношения с дистрибьюторами, занималась рекламой и так далее. Сразу после института и попала в эту сферу.

- Расскажи немного о закулисной стороне дистрибьюторского кинобизнеса. Мне как зрителю интересно, какой путь проходит зарубежная или отечественная картина для того, чтобы попасть в региональный прокат?

- Начнем с того, что у нас на российском рынке есть мейджоры, которые представляют крупные международные компании, такие как Universal, Disney, 20th Сentury Fox, Warner Brothers и есть независимые дистрибьюторы, которые закупают фильмы еще на этапе написания сценария - читают, смотрят, какой кастинг, бюджет, и на основе этого оценивают потенциал картины и принимают решения о покупке. Существует несколько мейджоров и десятки независимых компаний. Кинорынок проходит три раза в год, и раз в год в Питере проводится «Кино Экспо» - большая киношная выставка с экспонентами из ближнего и дальнего зарубежья, демонстрацией кинооборудования и всех сопутствующих товаров, включая рынок еды - попкорн и т. п. На кинорынках, куда мы съезжаемся, дистрибьюторы устраивают нам презентации, показывают свои пакетные предложения, демонстрируя либо отрывки из фильмов, либо фильмы целиком.

«Сидишь и думаешь: выходит новый фильм Линклейтера, возьму его хотя бы на пару сеансов, чтобы самой посмотреть».

За 15 лет, что я работаю в этой сфере, кинорынок существенно эволюционировал. Когда я только начинала ездить, все было иначе, а именно: приезжаешь ты на кинорынок - стоят столики, за ними сидят дистрибьюторы, а к ним стоят километровые очереди, потому что ведь всем нужно пообщаться, решить какие-то свои проблемы, посидеть-поговорить. Ты отстаиваешь свою очередь, подсаживаешься к ним и начинаешь составлять репертуар на три месяца. Потом приезжаешь в Воронеж, и начинаются сюрпризы от них: мол, мы этот фильм перенесли, этот передвинули, и получается, все, что ты сделал на кинорынке, надо переверстывать. Но на тот момент у нас был один зал, а фильмов выходило крайне мало - от 70 до 100 в год, и это было несложно.

Теперь по возвращении с кинорынка в Воронеж я спокойно отсматриваю все трейлеры, изучаю информацию, анализирую потенциал картины и сообщаю свое решение дистрибьюторам. И они постепенно стали со всем этим мириться, так как кинотеатры - их клиенты - сами стали активнее моделировать формат кинорынка, просить делать больше презентаций, показывать больше рабочего материала и так далее. Сейчас кинорынок проходит так: стенды каких-то дистрибьюторов по-прежнему есть, но большую часть своего рабочего времени на рынке ты проводишь в кинозале - с 10 утра до 10 вечера сидишь на презентациях, а в тебя вливают эти бесконечные потоки информации. Сидишь и думаешь: выходит новый фильм Линклейтера, возьму его хотя бы на пару сеансов, чтобы самой посмотреть. (Смеется.) И понимаешь, что он заведомо ничего не соберет, но ведь это хорошее кино. А мы строим свою политику на том, чтобы показывать не только мейнстрим, но и фестивальное кино.

- На что ты ориентируешься, подбирая репертуар кинотеатра?

- Безусловно, есть большие проекты, которые ты ставишь в прокат безоговорочно. Вот к примеру, в апреле у нас выходят на экраны сразу несколько блокбастеров - «Книга джунглей», «Белоснежка и охотник - 2», «Экипаж». Ясное дело, что если ты не поставишь в прокат эти картины, то это будет, мягко говоря, полный провал. Во всех остальных случаях работает, что называется, чутье букера. Ты уже на каком-то интуитивном уровне понимаешь, что сколько соберет в прокате. Конечно, иногда случаются истории с так называемой «пакетной росписью фильмов», т. е. когда дистрибьютор под свои сильные проекты «впаривает» кинотеатрам еще и слабые. Но тут уже вступает в силу искусство переговоров и дипломатии.

- Берет ли «Спартак» фильмы, руководствуясь своим вкусом и при этом понимая, что есть определенный риск полупустых залов?

- Начнем с того, что сейчас, как ни крути, кризис, причем во всех смыслах. Плюс демографический провал в России, а основной потребитель кино - зритель 16−25 лет. Плюс отсутствие интересных историй в кино, ведь многие создатели картин до сих пор «юзают» уже старые как мир темы - «Терминаторы», «Форсажи», «Миссии невыполнимые» и так далее, а людям уже наскучивает все это. Совокупность всех этих факторов сильно сказывается на посещаемости. Как писали все киноаналитические издания, новогодние каникулы в этом году оказались на 30% хуже, чем в прошлом. Почему «Дэдпул» оказался настолько успешным? Мало того, что это один из популярнейших героев вселенной Marvel, такой неординарный, редкостный пошляк, так еще и снято это действительно интересно: главный герой «ломает» четвертую стену, то есть сам экран, и обращается к зрителям. Фильмы, которые собирают аншлаги, можно по пальцам пересчитать. За прошлый год это были «Пятьдесят оттенков серого», «Миньоны» и «Звездные войны». А в этом году пока только «Дэдпул». В условиях кризиса, наоборот, стараешься как можно больше экспериментировать, потому что не очень понятно, что движет людьми. Альтернативный контент рулит. Прямые трансляции, концерты, фильмы-выставки - вот что интересно сейчас.

«В условиях кризиса стараешься как можно больше экспериментировать. Прямые трансляции, концерты, фильмы-выставки - вот что интересно сейчас».

Безусловно, люди могут смотреть все новинки кинопоказа у себя дома на мобильных устройствах и гаджетах. Например, жанровое кино, которое не требует наличия большого экрана, чтобы увидеть всю прелесть спецэффектов. Но нам все равно нужна социализация, и мы будем ходить в кино, чтобы обсудить потом с друзьями тот же «Дэдпул» или фильмы, победившие в Каннах, взявшие «Оскар».

- Кстати, об «Оскаре». Как ты оцениваешь итоги вручения премии? Только давай оставим в покое Ди Каприо.

- Я, если честно, в этом году не успела посмотреть все. «Выживший», «Шпионский мост», «Игра на понижение» - да, а вот «Джой» еще не видела, «Кэрол» только недавно прошел в рамках «Зима P. S.». «В центре внимания» был в прокате - плохо очень прошел, кстати, несмотря на хороший актерский состав. Тема такая, многие не поняли. Мне кажется, все номинанты были достойные в этом году.

- Все ли картины из главной номинации «Лучший фильм года» были показаны в «Спартаке»?

- Почти. «Выживший», «Шпионский мост», «В центре внимания», «Безумный Макс», «Марсианин», «Игра на понижение» шли в прокате. «Бруклин» показывали в рамках фестиваля «Новое Британское кино». Не было только «Комнаты».

- А что касается анимационного кино? Кроме попавшей в широкий прокат «Головоломки», на «Оскар» же еще номинировались и «Аномализа» Кауфмана, и «Воспоминания о Марни» студии «Гибли»…

- Не факт, что эти фильмы вообще попали в российский прокат. Наши дистрибьюторы могли запросто их не закупить из-за того, что не увидели потенциала в этих картинах. Особенно если это не продукт известной студии. Могли закупить онлайн-кинотеатры. Кстати, фильм «Отрочество» того же Линклейтера так и не вышел в широкий прокат. Но зато его купил портал ivi.ru, где фильм прошел с большим успехом.

- После того, как ты съездила на кинорынок, посмотрела презентации и приняла решение, что происходит дальше - «Спартак» покупает фильм?

- Мы берем фильм в прокат и 50% прибыли от проката платим дистрибьюторам - это стандартная общемировая практика, хотя в каких-то странах может быть немного иначе.

- Правильно я понимаю, что ты также посещаешь и другие киношные события, кроме непосредственно кинорынка и подобных форумов? Ты говорила про Канны…

- Да. Сейчас, правда, уже все, отъездились. Дорого стало. В Каннах я была в 2011 году.

- С какой миссией ты ездила туда?

- С миссией в отпуск. (Смеется.) Конечно, хотелось попасть в святая святых главного кинематографического смотра мира и своими глазами все увидеть. Вообще, аккредитация на фестиваль всегда стоит каких-то заоблачных денег - порядка 2000 евро, а сейчас, может, и еще дороже. Но зато можно аккредитоваться на кинорынок, который проходит в рамках фестиваля, а это уже сумма в 500 евро. По тем временам, в принципе, можно было заплатить. При этом российские дистрибьюторы, которые закупают фильмы, давали нам много пригласительных на презентации, показы. Мы даже по красной ковровой дорожке прошлись! Но и к 8 утра приходилось вставать, чтобы попасть на повторные показы для прессы. Как раз в том году была «Меланхолия» и скандал с Ларсом фон Триером, мы за всем этим наблюдали - там же везде стоят экраны с бесконечными трансляциями, повторами пресс-конференций. Здорово это все.

В Штаты ездили на American Film Market, это такой глобальный американский кинорынок, который проходит в нескольких гостиницах, где в каждом номере сидит маленькая студия и представляет свои один-два-три фильма. Можешь увидеть кучу адского трэша. Естественно, и мейджоры есть в павильонах. А вообще очень интересно ездить по таким заграничным форумам, совсем другой уровень чувствуется, и наш кинорыночек кажется маленьким по сравнению с тамошними.


- Совсем недавно вышло постановление правительства о новых правилах выдачи прокатных удостоверений, согласно которым право регулирования графика кинорелизов на российском рынке получит Минкультуры. Как это отразится на кинотеатрах, на зрителях?

- Как только появился этот закон, его много обсуждали. Он создает сложности для дистрибьюторов. Официальная причина нововведения - избежать накладок, чтобы в одну дату не выходило несколько фильмов одного и того же жанра. Но все понимают: это сделано для того, чтобы создавать для отечественных картин более комфортные условия проката. Прошлогодний пример - на одну дату были запланированы «Мстители» и «А зори здесь тихие…». Если бы не вмешалось Министерство культуры, кинотеатры отдали бы лучшее экранное время и залы «Мстителям», понимая, что этот фильм соберет большую кассу. Но так как в прошлом году отмечалось 70-летие Победы, естественно, приоритет был отдан «Зорям», а «Мстителей» выпустили на экраны на неделю позже. И в этом не было абсолютно ничего страшного. И «Мстители» собрали свою кассу, и у «А зори здесь тихие…» появился хороший шанс быть достойно представленным на киноэкранах.

- Объясни, пожалуйста, что вообще такое прокатное удостоверение?

- Прокатное удостоверение - это фактический документ фильма, его паспорт, где указаны все выходные данные - хронометраж, год, режиссер, оператор, возрастное ограничение, какие права разрешены на фильм, ведь могут быть только кинотеатральные права или права на выпуск фильма исключительно на DVD. Дистрибьютор не имеет права выпустить фильм на экраны без прокатного удостоверения. А мы, кинотеатр, не имеем права его показывать. Если у зрителей или у органов возникают какие-то вопросы, поднимают прокатное удостоверение фильма.

«На моей памяти был один фильм, которому не сразу дали прокатное удостоверение - „Жизнь Адель“. А для скандальной картины „Любовь“ Гаспара Ноэ дистрибьюторы даже не стали пытаться его получить».

- В каком виде в России сегодня существует цензура в кино? Есть ли некая статистика, касающаяся фильмов, запрещенных к показу или с отозванными прокатными удостоверениями?

- Вся цензура, в основном, заключается в установлении и регулировании возрастных ограничений. Бывает, фильму, на который явно пошли бы одни подростки, вдруг присваивают категорию 16+, а то и 18+. Хотя в основной массе фильмов ничего запретного и в помине нет. Недавно мультфильму «Хороший динозавр» поставили ограничение 12+ якобы из-за содержащихся там пугающих сцен - просто неожиданных моментов, где ребенок может испугаться. А российским фильмам рейтинг, наоборот, могут занижать. На моей памяти был один фильм, которому не сразу дали прокатное удостоверение - «Жизнь Адель». А для скандальной картины «Любовь» Гаспара Ноэ дистрибьюторы даже не стали пытаться его получить.

- Что думаешь о планах власти по увеличению объема российских фильмов в прокате? Тебя это радует, печалит?

- Если это хорошие фильмы, которые собирают зрителей, вызывают интерес, собирают кассу, пусть не баснословную, то почему нет? Я могу перечислить большое количество отечественных фильмов, которые действительно достойны и широкого проката и больших экранов. Но ведь выходит куча каких-то очень странных фильмов, где нет ни истории, ни достойной актерской игры - взять вот «Млечный путь» с Безруковым, который выходил на Новый год. А если качество на уровне - разницы нет, наше кино или иностранное.

- Проект «Театр в кино» уже второй год с успехом проходит в «Спартаке». Расскажи, как он развивался, модифицировался со временем.

- Наша дружба с театром началась с «Франкенштейна» Дэнни Бойла, мы стали показывать спектакли в записи - это были постановки Лондонского Королевского Национального театра, Метрополитен-оперы, потом подключился Шекспировский театр «Глобус» и театр «Барбикан» - все это нам предоставляли дистрибьюторы. Затем мы стали делать и прямые трансляции - из МХТ имени А. П. Чехова, Театра имени Вахтангова, «Современника», но это уже была абсолютно своя, спартаковская история. Далее один наш дистрибьютор предложил делать трансляции из Большого театра и транслировать спектакли фестиваля «Золотая маска». «Спартак» также принимал участие в федеральном социальном проекте «Театральная Россия». Поначалу все это имело четкие рамки, но со временем проект разросся, и в итоге мы решили ничего не делить: в программу «Театр в кино» на сегодняшний день входят и спектакли в записи, и прямые трансляции, одним словом, все, что касается вообще театра.

«На сегодняшний день Воронеж, мне кажется, единственный город в стране, который с таким успехом показывает трансляции спектаклей. Зритель в Воронеже стал гораздо умнее, не только попкорн-муви хочет смотреть».

- Какими достижениями в этом направлении кинотеатр может похвастаться на сегодняшний день?

- Популяризация! На сегодняшний день Воронеж, мне кажется, единственный город в стране, который с таким успехом показывает все эти трансляции. Мы и сами очень верим в этот проект. Многие города начинают пробовать, у них ничего не получается, они бросают. Но ведь надо же что-то делать, кризис в кинематографе. К нам ходят такие люди, которые в кино не ходили несколько лет, категории зрителей 50−60+, на балеты бабушки с внучками приходят… Они смотрят эти спектакли и замечают: ага, здесь, оказывается, еще можно фильм-выставку посмотреть, а тут вроде и фильм какой-то с неплохими российскими актерами. Про это давно уже все говорили, что надо цеплять аудиторию, которая не ходит в кино.

- Каким тебе видится будущее проекта «Театр в кино»?

- Самым светлым. Развитие будет, однозначно. Кроме вышеперечисленных театров планируем в ближайшем будущем сотрудничать с Театром сатиры и «Мастерской Петра Фоменко».

- Один из традиционных проектов «Спартака» - сезонный фестиваль «P.S.», его программа всегда как глоток свежего воздуха. Однако невольно задаешься вопросом: почему хорошее кино часто не попадает в широкий прокат, а загоняется в фестивальные рамки?

- Ну как, мы все же стараемся ставить фестивальные авторские фильмы в прокат… Понимаешь, когда фильм идет в рамках фестиваля - это некое событие для города, для кинотеатра, для публики, инфоповод. Как следствие больше привлекается внимания к фестивалю, он лучше освещается в прессе. А каждый фильм, который просто выходит в прокат, мы не можем себе позволить рекламировать так же, как фестиваль. Тут тоже просчитывается коммерческая составляющая.

- Почему, скажем, «Лобстер» не был в прокате?

- «Лобстера» никто из дистрибьюторов не взял в прокат! Зато мы показали его в рамках фестиваля «Новое британское кино».

- Получается, что и кинотеатр, и тем более зритель зависят от вкусов дистрибьюторов?

- Частично да. Они же тоже все просчитывают, у них есть свои рейтинги, индексы. Хорошее кино частично попадает в прокат, частично нет.

- А нет желания создать собственный большой «живой» фестиваль - не только с показами фильмов, а с гостями, творческими встречами, лекциями, премиями и так далее? Ведь это вполне по силам такой мощной культурной институции, как «Спартак».

- Это все очень дорого. Обсуждали неоднократно. Думали создать фестиваль «по следам» «Кинотавра» - сделать эксклюзивные показы фильмов-призеров «Кинотавра», привезти режиссеров, актеров, но это, оказывается, так сложно! После того, как прошел «Кинотавр», все эти продюсеры и режиссеры очень боятся, что у них произойдет слив в интернет, боятся пиратства. Хотя, на мой взгляд, «Кинотавр» - знаковый фестиваль для российской публики, и народ бы на него пошел. Круче, пожалуй, только Московский международный кинофестиваль - почти наши Канны.

- Будет ли развиваться музыкальное направление? Я, например, знаю достаточно людей, которые с удовольствием сходили бы повторно на показ в 3D концерта группы U2…

- В минувший уикенд мы показывали фильм-концерт «Queen: Live in Bohemia». Показывать концерты придумала компания «НеваФильм Emotion», а сейчас они вообще задумали мегакрутую штуку: приезжают, к примеру, в наш «Спартак», снабжают зал концертным оборудованием, ставят дополнительные экраны на сцену, лазеры, дым-машины и прочие штуки и в течение двух дней показывают концерт Muse, к примеру. По бокам тоже идет проекция, периодически выхватываются куски ликующей толпы из зала какой-нибудь лондонской O2 Arena - одним словом, достигается эффект полного присутствия.

- Зрители стоят или сидят?

- Сидят. Но, конечно, никто тебе не помешает встать и потанцевать, если ты кресла ломать не будешь. Ребята из «Невы» сейчас все это обкатывают и совершенствуют, хотят делать такие гастрольные туры по России. Ну, а мы, конечно, «за любой кипеж». Думаю, что будем одними из первых.

- А не было мысли сделать специальный «музыкальный абонемент» - демонстрировать фильмы на музыкальные темы на регулярной основе, к концертам и документалкам о музыкантах добавить другие форматы, например, мюзиклы или другие культовые музыкальные игровые фильмы?

- Это тоже зависит от дистрибьютора. Я все это абсорбирую и ставлю. Вот сейчас документальный фильм о Brainstorm очень плохо прошел…

- Может потому, что они не так давно приезжали в Воронеж?

- Не знаю, может и поэтому. Фильмы про Кобейна, Эми Уайнхаус и Егора Летова собирали аншлаги. Значит, Brainstorm не такая культовая группа. (Смеется.) Ну, или просто их основной аудитории не особо интересен фильм о них. Скоро будет документалка о «Мумий Тролле», очень ее жду.


- «Спартак» является достопримечательностью Воронежа: в 1913 году на его месте открылся кинотеатр «Ампир» на 800 мест, оборудованный на тот момент по последнему слову техники. Где зритель может познакомиться с историей кинотеатра?

- Вся история подробно описана на нашем сайте - с фотографиями. Если кому-то нужно реферат написать, добро пожаловать на сайт. (Смеется.)

- Есть ли на сегодняшний день у «Спартака» какие-то просветительские проекты о кино, которое делают в Воронеже? У нас ведь тоже есть люди, которые что-то снимают…

- Мы, безусловно, поддерживаем воронежских производителей. В частности, мы плотно сотрудничаем с Wizart Animation. И не только в плане проката. Они периодически обращаются: «Ребят, можно мы к вам придем и отсмотрим кусочек на большом экране, хотим понять, как это смотрится в 3D?». Но не всегда хватает времени сидеть и отслеживать все - конечно, из новостной ленты узнаешь что-то. Я, со своей стороны, всегда готова выслушать, пообщаться, найти точки соприкосновения, помочь с показом.

- Здорово. Воронеж должен знать своих героев.

- Да. А публика наша как радует! Мне столько городов завидуют - нашим зрителям, нашей аудитории киноманской или какой угодно. Я приезжаю на кинорынки, рассказываю, а все такие сидят и говорят: «Ну, это только у тебя в Воронеже такое может быть». У нас люди открытые. Может, это связано с тем, что мы находимся недалеко от Москвы и хотим, чтобы и у нас что-то такое происходило и не было болота? Когда запускаешь какой-нибудь проект, порой слышишь от нашей молодежи: «Клево, что и у нас это будет, а не только в столице». Люди в большинстве своем очень открыты ко всему новому, необычному. Я помню, мы показывали фильм Андрея Смирнова «Жила-была одна баба» и «Самсару» взяли ради эксперимента. Оба фильма поставили на один сеанс в день в течение недели. Так вот, «Бабу» мы держали два месяца, все это время фильм шел на аншлагах. А когда я в Москве его смотрела - он три часа что-ли идет - думала, ну, кто будет его смотреть… А ведь нашлась прослойка! Такая же история вышла и с «Самсарой»: картина работала два месяца. Зритель в Воронеже стал гораздо умнее, не только попкорн-муви хочет смотреть.

- На сайте, посвященном Году российского кино, в основном перечне мероприятий на сегодняшний день Воронежа нет. Есть ли в планах у «Спартака» стать официальным участником программы с каким-либо проектом, попробовать получить федеральное финансирование для этого?

- Мы писали целую программу, что можно было бы сделать в Год российского кино. И некоторые ее пункты, мы будем реализовывать сами и уже это делаем. Лично мне, обидно за фестиваль «Новый горизонт». Ведь это такое событие в Год кино для нашего города! Мало того, что он полностью организуется на добровольных началах, так он еще и юбилейный! В этом году «Новый горизонт» отмечает 10 лет. Мне, кажется, что ребят надо было поддержать. Хотя время до 17 апреля еще есть.

- Эпоха телевизионных кинопродуктов, однозначно, сегодня переживает расцвет: сериалы на пике популярности, лучшие сценаристы, режиссеры и актеры вовлечены в эту вселенную, выделяются баснословные деньги. Ты наблюдаешь переключение зрительского интереса с кино на телевидение?

- Да я сама как потребитель очень это ощущаю на себе. У нас была мысль: договориться с каналом «Амедиа» и показывать сериалы - «Игра престолов», «Ходячие мертвецы» и т. д. Они сами хотят, понимая, что расширят тем самым свою аудиторию, и им интересно сначала в кино запустить, а потом показывать по подписке на своем ресурсе. И нам все это очень интересно: мы сами большие фанаты сериалов. Но на сегодня мы так и не придумали формат взаимодействия: нам же выгодно, чтобы это была не разовая история, а с продолжением, например, каждую субботу показывать по сезону. А «Амедии» это не настолько выгодно либо нет прав, чтобы целый сезон отдавать, только 2−3 серии. И получается, у зрителей нужно спрашивать, какие именно серии они хотели бы посмотреть. Пока мы так ни о чем не договорились, тема в подвешенном состоянии, но мы хотим двигаться в эту сторону.

- «Спартак», если не ошибаюсь, показывал новую серию «Шерлока» на большом экране. Будете продолжать эту линию с показами премьерных серий нашумевших сериалов?

- «Шерлок» у нас шел, «Доктор Кто», «Игра престолов». Первые два - сериалы BBC, с ними работает дистрибьютор CoolConnections, и все заморочки с правами, прокатками берет на себя, а мы спокойно показываем. А на американские сериалы HBО и другие есть права у «Амедии», но не на кинотеатральные показы - могут разве что одну серию дать, и то прошлогоднего сезона. Да, по мере возможности мы все будем показывать.

- Какие сериалы в списке твоих любимых?

- «Доктор Хаус», «Игра престолов», «Во все тяжкие», «Настоящий детектив» - причем оба сезона, потом я очень любила «Настоящую кровь» про вампиров…

- «Войну и мир» производства BBC One смотрела?

- Нет, не успела еще. Отложила 2-й сезон «Фарго» - только сейчас буду смотреть, «Родину» тоже посмотрю - крутой сериал про американскую разведку, которая ведет борьбу с терроризмом. Здорово, что во многих сериалах начинают сниматься актеры класса А, как например, Клайв Оуэн в «Больнице Никербоккер».

- Что из кинопремьер этого года рекомендуешь к просмотру?

- Наш «Экипаж» - ремейк, но с изменениями, «Первый мститель: противостояние». Интересен российский проект «Хардкор», спродюсированный Бекмамбетовым: он снят по компьютерной игре с повествованием от первого лица, где зритель сам становится главным героем. Актера, чьи ноги-руки мы увидим на экране, ни разу не покажут за весь фильм. «Книга джунглей» - вся картина отснята на зеленом фоне, играл один мальчик, все остальное дорисовывалось, «Алиса в Зазеркалье», в декабре выйдет 8-й эпизод «Звездных войн».

- Какими проектами порадует нас «Спартак» в 2016 году?

- Будет продолжаться «Театр в кино». В частности, в рамках этого проекта 29 марта состоится показ балета «Татьяна» Музыкального театра им. К. С. Станиславского и В. И. Немировича-Данченко, 1 апреля - прямая трансляция спектакля «Сон в летнюю ночь» «Мастерской Петра Фоменко». Имея в руках такой инструмент, как прямые трансляции, мы думаем над идеей кинолектория, в рамках которого можно будет посмотреть и послушать лекции из, скажем, московского Института «Стрелка». Есть сайт «Теория и практика», транслирующий лекции, которые проходят в Москве и Санкт-Петербурге. Выберем какое-то направление - с кино, конечно, хотелось бы начать. Мне кажется, это будет востребовано аудиторией. Опять же, надеемся попробовать в этом году апдейт формата фильмов-концертов, о котором рассказывала выше.


Дарья Кобзаренко
Фотографии Людмилы Волковой
28.03.2016