Сергей Кочурин:
«Я не коллекционер. Скорее, собиратель»

В галерее Х.Л.А.М. проходит выставка «Современные грузинские художники - 2». Представлены работы из коллекции Сергея Кочурина. Корреспондент «Афиши+» побеседовала с владельцем коллекции.


В галерее Х.Л.А.М. проходит выставка «Современные грузинские художники - 2». Представлены работы из коллекции Сергея Кочурина - едва ли не единственного коллекционера современного искусства в Воронеже.

В экспозицию вошла живопись Михаила Шенгелии, Вахо Бугадзе, Зуры Гикашвили, Ушанги Хумарашвили, Туту Киладзе, Мамуки Цецхладзе и графика Александра Флоренского. Корреспондент «Афиши+» поговорила с Сергеем Кочуриным о его любви к искусству, о коллекционировании и о том, по какому принципу собираются работы.

- Как получилось, что вы попали в Грузию?

- Я приехал к Александру Флоренскому в гости. Нам нужно было договариваться о переиздании «Тбилисской азбуки». Я ехал туда не для того чтобы собирать коллекцию, у меня даже мысли такой не было. Я ничего не собирался там покупать. Потом просто начал знакомиться с художниками, заходить к ним в мастерские, и появился шанс купить работы.

- Наверняка, интереснее покупать работы напрямую у художников, общаясь с ними.

- Конечно, интереснее. Я и здесь, в России, почти никогда не покупаю у авторов, которых не знаю. Я знакомлюсь с художником, стараюсь понять его чувства, энергетику, мировоззрение - не только через картины, но и через общение. Принципиально то, что я не считаю себя коллекционером, скорее собирателем. Коллекционер думает о рыночной стоимости - как лучше продать, что подорожает, что нет. У меня другой подход, я легко могу вообще не покупать. Собрание формировалось из личных симпатий, предпочтений, впечатлений, которые возникали у меня, когда я видел работу или знакомился с художником.


- В Грузии вы заметили интерес у местных жителей к искусству?

- Сложно определить. Когда приходишь на вернисаж Зуры Гикашвили, например, в небольшую галерею, видишь там много людей. Интересующиеся, безусловно, есть, но это совсем небольшая часть населения.

- Знакомая проблема - интересуется лишь часть, так всегда будет, наверное.

- Да, вот мы пришли в Х.Л.А.М. на открытие - одни и те же лица, и сколько их на миллионный город?

- Вас называют единственным коллекционером современного искусства в Воронеже. У нас, к сожалению, чаще покупают не современное искусство, а более консервативное, академическое. Как получилось, что начали собирать именно актуальных художников?

- Просто современное искусство мне больше по душе. Оно более сложное, вызывает во мне больше чувств, отдачи больше. Для меня важно, чтобы была энергетическая связь, метафизическая. Фигуративное искусство не всегда может это дать.

- То есть у вас более чувственное восприятие искусства, чем рациональное?

- Современное искусство разумом не понять.


- Интересно, что у вас не коммерческие мотивы при покупке произведений искусства. Для коллекционера - редкий случай.

- Возможно. Я часто покупаю без особенного плана. Помню, пришел на выставку Павла Отдельного, через пять минут купил картины, прямо тут же. Пошел в банкомат, снял деньги, отдал. Я, кстати, фотографии тоже покупаю. Но это немного другая история. Для меня фотография - это в большей степени документация жизни и некая иконичность. Два года назад в Москве купил две фотографии Эрнесто Фернандеса, на которых изображен Фидель Кастро. Замечательные фотографии, карибский кризис 1968 года. Мы сейчас переживаем похожие моменты, и опять наша страна является одной из сторон напряжения. Получается, что 1968 год соотносится с нынешним моментом, и когда я смотрю на озабоченное лицо Фиделя, то та забота живет и в моей душе, это сейчас актуально.

- Расскажите о любимом произведении.

- Это Кулешов, «Отражение». Самая любимая картина, она у меня стоит так, чтобы все время можно было на нее смотреть. Вроде обычный пейзаж, ничего в нем такого нет, но картина невероятная, на нее всегда хочется смотреть. Постоянно меняет свое настроение, меняется ее восприятие в зависимости от освещения.

- Сейчас создается много беспредметного, нематериального искусства. Вы могли бы купить документацию перформанса, например, - нечто, что нельзя потрогать и повесить на стену?

- Я покупаю то, что мне по душе. Если такая бесплотная вещь мне понравится, будет давать мне энергию, то почему бы и нет? Кузькин, вот. Мне нравится то, что он делает. Его идеи, сам он. Но ящик его я бы покупать не стал (речь идет о проекте «Все впереди», в ходе которого все вещи Кузькина были заварены в железные ящики, - прим. ред.). Многие произведения мне нравятся, но немногие готов держать при себе, постоянно на них смотреть.


- Как считаете, в провинции, вдали от мировых центров культуры возможно существование актуального искусства?

- Возможно же было современное искусство в Арле, где ван Гог творил. Или взять Горшковых. Творят у себя в Петино, в деревне, с деревянным полом, и появляются такие чудеса. Но художникам нужно ездить, путешествовать. Они обогащаются тем, что видят в разных местах. Мне нравится, что воронежские художники поддерживают связь с ЗИПовцами из Краснодара, с Казахстаном. Важен обмен информацией.

- Вокруг «Кампанеллы», нового арт-пространства, было много разговоров. Что-то планируется там в ближайшее время?

- Пока непонятно, как помещение будет использоваться в итоге. Но даже в таком недостроенном состоянии оно будет принимать выставки, другие мероприятия. Интересно, что здание многих привлекло именно своей недостроенностью и бетонными стенами. Спрашивали, как долго оно простоит в таком состоянии. Сейчас там открывается выставка Сергея Ряполова, у них с Евгенией Ножкиной в «Кампанелле» резиденция. Место открыто для предложений, люди приходят с проектами, с концепциями выставок. Так что планы есть.

Выставку «Современные грузинские художники - 2» можно посмотреть в галерее Х.Л.А.М.
ул. Депутатская, 1
ежедневно 16.00 - 21.00

Ника Злобина
Фотографии Евгении Небольсиной
06.03.2015