Росс Годфри (Morcheeba): «Я очень скучаю по старым временам, когда люди покупали пластинки»

Перед концертом британцев Morcheeba в концертном зале Event-Hall один из основателей группы Росс Годфри пообщался с воронежскими журналистами о воссоединении с вокалисткой Скай Эдвардс и ее нарядах, новом альбоме «Head Up High» и будущем музыкальной индустрии, похмелье и огромных балалайках, премии «Оскар» и Олимпиаде.


26 февраля в концертном зале Event-Hall сити-парка «Град» состоялся концерт британской группы Morcheeba, включившей несколько российских городов в маршрут тура в поддержку своего нового альбома «Head Up High». Концерт в Воронеже стал своего рода pre-party четвертого международного Платоновского фестиваля и послужил отправной точкой к началу продажи билетов на него. Альбом «Head Up High» вышел в конце прошлого года и в целом собрал положительные отзывы как критиков, так и слушателей. «Удивительно, но музыка Morcheeba все еще остается заразительной», — пишет британское издание The Independent. «При прослушивании „Head Up High“ вы скорее всего забудете про кнопку „следующий трек“», — вторит им один из главных музыкальных интернет-ресурсов Allmusic.com. «Head Up High» — это уже второй альбом после воссоединения Morcheeba в классическом составе. В середине 2000-х в трио произошел разлад, поэтому альбомы «The Antidote» и «Dive Deep» братья Росс и Пол Годфри записывали без любимой солистки Скай Эдвардс. К счастью, обе стороны со временем поняли, что вместе жить веселей, и когда в 2010 году Скай вернулась в Morcheeb’у, все это уже воспринималось как возвращение легенды. Единственным условием возвращения Скай в Morcheeba, по ее собственным словам, было включение ее мужа, Стива Гордона, в концертный состав группы. Этим вечером зрители могли видеть его на сцене: он играет на бас-гитаре.


Morcheeba — одна из ключевых фигур электронной сцены 1990-х. Именно они наряду с Massive Attack, Трики, Portishead и Sneaker Pimps обеспечили трип-хопу коммерческий успех по обе стороны Атлантики. Как и большинство коллег по цеху, Morcheeba в своей музыке смешивали хип-хоп, соул, блюз и джаз, но, в отличие от других коллективов, их музыка всегда была не в пример жизнерадостней. Уже на своей второй пластинке «Big Calm» братья Годфри и Скай Эдвардс продемонстрировали понимание, что мода на трип-хоп — явление преходящее и нужно двигаться дальше. Звук трио стал более поп-ориентированным: на смену психоделии пришли регги, фанк и лаунж. И хотя на следующих альбомах ингредиенты перемешивались с разной степенью успеха, главный козырь группы — волшебный голос Скай Эдвардс — всегда оставался неизменным. Правда, как уже было сказано выше, за вычетом двух альбомов.


Сет-лист концерта в Воронеже практически не отличался от того, что происходило на европейских концертах Morcheeba в конце прошлого года. Все обязательные хиты («Part of the Process», «The Sea», «Otherwise», «Blindfold» и «Rome Wasn’t Built in a Day») гармонично перемешивались с новыми песнями («Make Believer», «Gimme Your Love», «Release Me Now», «I'll Fall Apart» и завершившая концерт «Face of Danger»). Не обошлось и без обязательной в этом туре кавер-версии на песню Дэвида Боуи «Let's Dance». Невероятно харизматичная и как будто помолодевшая Скай умело раскачивала уставшую от зимы воронежскую публику: заставляла толпу подпевать, размахивать руками, прыгала на сцене, несмотря на туфли на высокой платформе, потрепала по голове стоявшего у сцены охранника, а также поинтересовалась, кто из присутствующих купил их новый альбом, а кто скачал бесплатно в интернете. «В этом нет ничего стыдного», — резюмировала Скай после получения результатов опроса. Росс Годфри, отвечающий на концерте за гитару, притащил на сцену табличку со своим именем с пресс-конференции и прикрепил ее на свой педалборд, подкреплялся на сцене текилой и рассказывал о том, как его впечатлил ассортимент водки в одном из воронежских супермаркетов (Morcheeba даже разместили соотвествующую фотографию в своем Инстаграме).

Перед концертом Росс пообщался с воронежскими журналистами о воссоединении со Скай и ее нарядах, новом альбоме и будущем музыкальной индустрии, похмелье и огромных балалайках, премии «Оскар» и Олимпиаде.


— В 2010 году в группу вернулась вокалистка Скай. Произошли ли какие-нибудь изменения в вас самих или в вашем творчестве по сравнению с первым совместным периодом?

— Мы стали немного старше и научились расслабляться. Пока молод, ты много беспокоишься о том, насколько ты крут. Сейчас мы больше об этом не беспокоимся.

— А о чем вы беспокоитесь сейчас?

— Удобная кровать, долгие прогулки на природе. Теперь у нас есть дети, и мы проводим много времени с ними… и меньше в ночных клубах, принимая наркотики!

— Изменились ли как-то отношения внутри группы после возвращения Скай? Ведь теперь она самостоятельный музыкант, выпускает сольные альбомы.

— Когда мы только организовали группу, Скай не очень хотела быть вокалисткой. Она закончила школу моды и собиралась работать в соответствующей сфере. Мы буквально заставили ее петь. Если студийная работа всегда доставляла удовольствие нам всем, то на сцене Скай поначалу чувствовала себя не очень комфортно. И прошло довольно много времени, прежде чем она справилась с этой проблемой. Сейчас она действительно получает удовольствие от сцены и просто великолепна на концертах. Это главное изменение. К моменту разрыва мы провели десять лет, грубо говоря, нос к носу, и этого достаточно, чтобы свести любого с ума. Поэтому мы решили сделать перерыв. Скай начала записывать пластинку сама, я переехал в Америку и стал писать музыку к фильмам. А потом спустя какое-то время я случайно встретился со Скай на улице в Лондоне, и в результате все закончилось тем, что мы хорошенько напились и решили сделать альбом вместе. Так что перерыв пошел только на пользу. С тех пор как мы снова вместе записываем альбомы, мы очень счастливы. Мы больше не пытаемся стать большими поп-звездами, сейчас мы занимаемся музыкой только потому, что нам это нравится.


— Morcheeba — одна из тех групп, которые считаются основоположниками трип-хопа. На ваш взгляд, трип-хоп-сцена сегодня — какая она? Что изменилось с тех пор, как вы начинали?

— Я не думаю, что сейчас вообще существует трип-хоп-сцена. Но, конечно, люди продолжают использовать то, что было придумано в рамках этого стиля, в свой музыке. Когда мы начинали, никто не использовал электронный бит. Он был типичен для рэпа или инструментальной танцевальной музыки. А сегодня он широко используется в поп-музыке. А вообще, с тех пор, как мы начали, в музыке не произошло каких-то особенных революций.

— Расскажите о новом альбоме, как он создавался?

— Эта пластинка была спродюсирована моим братом Полом, и он хотел более быстрых композиций, чем у нас это обычно бывает. Так что мы начали с битов. В результате звучание альбома получилось более электронным по сравнению с нашими предыдущими записями, в которых было больше акустических звуков — гитары, пианино.

— В одном из недавних интервью вы сказали, что альбом как средство представления артиста исчерпал себя. Каким же вы видите будущее музыкальной индустрии в таком случае?

— Это все довольно сложно, потому что никто больше не покупает музыку. И группе для того, чтобы записать пластинку, нужно каким-то образом где-то раздобыть денег. Особенно это тяжело для начинающих групп. Мы, к счастью, начали уже довольно давно и у нас есть поклонники по всему миру. Но тем не менее я очень скучаю по старым временам, когда люди покупали пластинки. Сейчас благодаря интернету все, конечно, стало более доступным, но, с другой стороны, все стало слишком разрознено. Нужно, чтобы появился кто-то и предложил совершенно новую действующую модель, как все это можно делать иначе.

— Вы упомянули, что в начале своей карьеры Скай была увлечена модой. А кто сейчас занимается ее костюмами?

— Все платья Скай шьет себе сама.


— Название группы отсылает к наркотикам, и вы уже несколько раз упомянули про ваш рок-н-ролльный образ жизни. Не возникало желания с возрастом остепениться?

— Э, нет! (общий смех) Я думаю, что мы немного притормозили в этом плане. Раньше мы тусили довольно много, должен сказать. Проблема в том, что чем старше ты становишься, тем тяжелее становится похмелье. Так что приходится быть осторожным. Но мы все еще любим веселиться, мы пьем много текилы на сцене.

— Вы сказали, что с возрастом стали спокойнее. Нет ли у вас желания поэкспериментировать в вашей музыке с джазом?

— Джаз слишком сложен для меня. Мне больше нравится блюз, в нем меньше нот!..

— Известно ли вам что-нибудь из русской музыки?

— Кое-что. Я слышал довольно много русской народной музыки, ходил на концерт оркестра балалаечников в Лондоне. Мне понравилось. Особенно понравилась бас-балалайка, но я не могу представить, насколько большим должен быть футляр для нее! Как ее в самолет затаскивать?! Это загадка для меня.


— Общеизвестно, что современные музыкальные стили корнями уходят в африканскую музыку, но Африка сегодня фактически отрезана от музыкального процесса. Ее страны по-прежнему остаются беднейшими, и немногие группы отваживаются там выступать, потому что это небезопасно и нерентабельно. Не возникало ли у вас желания съездить с концертами туда?

— Да, мы неоднократно обсуждали возможность выступления на музыкальном фестивале в Мали, но нас удерживает то, что там довольно опасно, много всяческих экстремистов. Также рассматривался Сенегал. Я очень люблю сенегальскую музыку и вообще слушаю много африканской музыки, собираю старые пластинки 1960−70-х. Для меня прослушивание музыки — как поход в библиотеку: ты берешь старые записи, как книги, и погружаешься в них. Поэтому я бы очень хотел, чтобы у меня была возможность отправиться в Африку на машине времени. Сейчас там тоже есть замечательные артисты, но я не чувствую того, что было в старых записях, мне чего-то не хватает.

— Вы много путешествуете, сказывается ли это на вашей музыке, или за время, что вы находитесь в том или ином месте, вы не успеваете ничего увидеть?

— Конкретно в этом туре у нас нет возможности познакомиться поближе с местами, где мы выступаем: в вашей стране большие расстояния между городами. Но иногда получается. Например, в туре по Европе или Америке мы пользовались автобусом. А в России у нас нет такой возможности, потому что это самая большая страна в мире. Здесь мы пользуемся исключительно самолетами или поездами. Но когда я был в Санкт-Петербурге в прошлый раз, я успел походить по музеям. И еще я был в Кремле в Москве в три часа ночи пьяный, это было весело!

— Почему мы сегодня видим здесь именно вас, вы уполномочены всегда общаться с прессой от Morcheeba? Или у вас есть какая-то последовательность — то вы, то ваш брат, то Скай, или вы тянете жребий?

— В данный момент Скай занимается тем, что приводит себя в порядок. Чтобы подготовиться к выходу на сцену, ей нужен час, а мне достаточно одной минуты. Вот почему я общаюсь с прессой сегодня. Завтра же я собираюсь в Санкт-Петербург, у меня будет выходной, а Скай поедет в Москву, где будет весь день общаться с прессой на радио и телевидении. Так что у нас в этом плане получается некий баланс.


— Близится церемония вручения «Оскара», видели ли вы какие-нибудь фильмы из номинирующихся на эту премию и как думаете, у кого есть шансы победить?

— Нет, я не видел ни одного из фильмов. Я в последнее время не хожу в кинотеатры, потому что у меня маленький ребенок. Смотрю фильмы после того, как они выходят на DVD. Раньше я много ходил в кино, потому что жил в Голливуде, но сегодня — нет. Правда, я слышал, что «12 лет рабства» действительно хороший фильм и у него есть все шансы выиграть.

— Как думаете, Леонардо Ди Каприо наконец-то получит «Оскар»?

— Не думаю.

— Вы следили за Олимпийскими играми в Сочи?

— Да, немного. В это время мы находились в туре, поэтому было не очень много возможностей. Но я был очень рад, когда один из британских скелетонистов победил. В этот момент я был очень горд тем, что я британец.

— Вы знаете, что Россия заняла первое место в медальном зачете? Смотрели ли вы церемонии закрытия и открытия Олимпиады?

— Я немного посмотрел церемонию закрытия и я в курсе, что Россия на первом месте. Поздравляю! Как вы знаете, последняя летняя Олимпиада была в Лондоне, так что между нашими странами много общего, и я считаю, что Олимпиада — это очень полезное мероприятие. Мне нравится, когда люди со всего мира собираются в одном месте и занимаются каким-то общим делом.

Освежить в памяти сет-лист концерта Morcheeba в концертном зале Event-Hall поможет наш плей-лист на Яндекс.Музыка



Роман Дранников
03.03.2014