Moscow Art Trio. Три глыбы

14 февраля в филармонии выступит Moscow Art Trio - уникальный коллектив, в чьем творчестве сплелись воедино джаз, классика и русский фольклор.


Ансамбль из трех музыкантов. Каждый из троих - сам по себе величина. Все разные: первый занимается джазом и фольклором, которые он перемешивает в своем творчестве едва ли не до однородной массы, второй - тоже специалист по джазу, но с удовольствием берется за любую музыку, третий - ярко выраженный фольклорист. Один живет и преподает в Норвегии, второй - гражданин Германии, третий - всю жизнь в Москве (за исключением, разумеется, гастролей). Первый - пианист, второй более всего известен как валторнист, но играет, кажется на всех духовых инструментах мира, а если на чем-то все же нет, то на этом играет третий. Все трое поют. Все трое родились в одном и том же 1956 году и в нынешнем отмечают юбилей (а кто-то уже отметил). Первые двое играют вместе с 1988 года, третий присоединился к дуэту двумя годами позже. Михаил Альперин, Аркадий Шилклопер и Сергей Старостин. Три глыбы. Moscow Art Trio.


В той среде, к которой они принадлежат, не принято посвящать всю жизнь какому-то одному проекту, жанру, даже одному виду творчества. Представители этого типа музыкантов постоянно ищут что-то новое, появляясь на сцене и на записях в самых разных, порой немыслимых, сочетаниях и к концу карьеры имеют весьма впечатляющий список коллег, в ансамбле с которыми удалось выступить или записаться. Тем ценнее, когда некий коллектив существует в неизменном виде долгие годы: значит, музыкантам есть чем дорожить. Значит причина, благодаря которой они каждый раз возвращаются друг к другу после сотрудничества с другими музыкантами, по-прежнему актуальна, им по-прежнему интересно друг с другом. «Мой родной дом - это Moscow Art Trio», - признается Михаил Альперин. В прошлом году коллективу исполнилось 25 лет.

Михаил Альперин

Пианист Михаил Альперин - уроженец небольшого, но очень древнего украинского города под названием Каменец-Подольский. Учился в двух музучилищах - сначала в Хмельницком, потом перевелся в молдавские Бельцы. Двадцатилетним попал в ВИА «Букурия» при Кишиневской филармонии, спустя три года начал играть в ансамбле «Кварта» - первом джазовом квартете в Молдавии. В 1983 году стал участником известного на весь Союз джаз-рокового ансамбля «Арсенал» под управлением Алексея Козлова, но играл там всего год. Выступал в дуэте с основателем «Кварты» саксофонистом Симоном Ширманом, а с 1985 года стал делать сольные программы, в которых наряду с джазом присутствовали мотивы молдавского фольклора. С 1991 года живет в Осло: с некоторых пор Норвегия стала привлекать джазовых музыкантов тем, что государство вкладывает много сил и средств в развитие некоммерческой музыки.

<iframe width="740" height="416" src="https://www.youtube.com/embed/KH-qK5az_5k?list=PLB6CD6C4A605EDE3C" frameborder="0" allowfullscreen=""></iframe>

Если есть в Moscow Art Trio главный человек, то это Альперин. Музыка трио частично импровизационная, частично нет, и автор той самой заранее сочиненной части - именно Альперин. В середине 1990-х коллектив на время прекращал свое существование, и это опять-таки было сделано по инициативе Альперина: «Я тогда остановил проект потому, что мы почувствовали: начинаем пользовать старые находки». Впрочем, уже в 1999 году трио воссоединилось, потому что специально для него Альперин написал «Андалузскую сюиту», для исполнения которой к коллективу примкнула норвежская певица Эли Кристин Хаген. Склонный к полистилистике Альперин говорит, что его идеал - это «молдавские свадебные музыканты, играющие в рокерских косухах сонату Бетховена». Одна из попыток воплотить в жизнь этот идеал - пьеса «Гайдн из Монголии», в основу которой положен фортепианный концерт Гайдна, начиненный импровизациями в восточном стиле. «Вот так мы иногда дуркуем вместе. Это дает нам ощущение, что классика - не музей, и что тот же Гайдн или Моцарт - они все были живыми людьми, игрались, баловались. Импровизация спасает: она не дает нам стать слишком серьезными».

Аркадий Шилклопер

Аркадий Шилклопер стал москвичом в 4 года: именно тогда подмосковное Кунцево, в котором он жил, стало частью столицы. Он окончил Институт им. Гнесиных по классу валторны, а параллельно обучался в Московской экспериментальной студии музыкальной импровизации. Семь лет играл в оркестре Большого театра, четыре года - в симфоническом оркестре московской филармонии. Впервые стал исполнять джаз в 1984 году в дуэте с контрабасистом Михаилом Каретниковым. С 1985 по 1989 год играл в ансамбле интуитивной музыки «Три О», в составе которого принимал участие в перформансах «Поп-механики» Сергея Курехина. С 1992 года выступает с сольными программами, записал 7 сольных альбомов. Постоянно занят в нескольких разных проектах; за год, как правило, принимает участие в записи 3−5 пластинок. Кажется, абсолютно всеяден в плане жанра: помимо джазменов сотрудничал с такими разными исполнителями, как «Алиса», Инна Желанная, «АукцЫон», Александр Ф. Скляр, Татьяна и Сергей Никитины, «Вежливый отказ».

<iframe width="740" height="416" src="https://www.youtube.com/embed/Fd8_2l8wSUw" frameborder="0" allowfullscreen=""></iframe>

Большего мультиинструменталиста, чем Шилклопер, трудно себе представить. Валторна, альпийский рог, диджериду, флюгельгорн, вагнер-туба, охотничьи рожки, мелофон (не путать с миелофоном из детского телефильма) - на фоне всего этого фортепиано, гитара и бас-гитара кажутся чем-то само собой разумеющимся. Из этих инструментов он, конечно, больше всего любит валторну, называет ее первой любовью. А из всех коллективов, в которых играл, выделяет Moscow Art Trio. «Таких музыкантов и таких ансамблей очень мало, - утверждает Шилклопер. - Мы все трое - люди из разных миров. То, что мы играем вместе - это судьба. Альперин пытался играть с другими, с потрясающими музыкантами. Но он сказал так: „Это высочайший уровень, но с ними нет тайны, которую я чувствую в Moscow Art Trio“». Шилклопер, с 2003 года живущий в Германии, посетит Воронеж далеко не в первый раз. Неоднократно демонстрировавший здесь свои сольные программы, он запомнился не только своими уникальными умениями и музыкантским уровнем, но и теплотой в общении, обаянием. Он сам ведет свои концерты и, общаясь с публикой, делает их еще более интересными и запоминающимися.

Сергей Старостин

Сергея Старостина называют патриархом российской фольклористики. В детстве он пел в мальчишеской капелле, потом учился по классу кларнета, окончил Московскую консерваторию. В студенческие годы произошел случай, в корне изменивший всю его жизнь: «После первого курса моя знакомая (нынешняя супруга), тогда - студентка, тоже первый курс, но теоретик, сказала мне: „У нас летом будет фольклорная практика, не хочешь ли поехать, магнитофоны таскать?“ У них одни девочки на курсе. Я и поехал. То есть, действительно магнитофоны таскал, а они собирали фольклор. В Рязанской области в деревне зашли к какой-то бабушке, она нас усадила, напоила чаем и начала петь. Во-первых, я никогда не слышал подобного тембра - натурального, этнического, фольклорного, во-вторых, был поражен тем, что, не имея образования, человек может петь настолько убедительно, что у меня не возникало никаких вопросов… В течение последующих четырех курсов я постоянно посещал фольклорный ансамбль при консерватории, а после армии вернулся в консерваторию - работать. Ездил по два с половиной месяца подряд, очень много наработал в тот период. Стал искать традиционные духовые инструменты. Уже в ту пору это была редкость. Но мне везло: находил. Я из забвения вытащил тверской рожок, на котором сегодня играю, появились калюки, гусли, масса других инструментов. Постепенно я стал обрастать инструментами, и это искало выхода».

<iframe width="740" height="555" src="https://www.youtube.com/embed/5DJkAt0vfT4" frameborder="0" allowfullscreen=""></iframe>

Однако игры на инструментах Старостину мало: он всегда любил петь. Свой потрясающий фольклорный вокал он демонстрирует не только в Moscow Art Trio, но и в ансамблях с другими музыкантами, в частности, в «Волковтрио». Между тем до встречи с Альпериным и Шилклопером, которая случилась в конце 1980-х, вряд ли можно было представить, что когда-то он начнет играть нечто похожее на джаз. «Как музыкальный путь джаз меня пугал», - признается Старостин. Однако талант его новых знакомых и взаимная заинтересованность смели все барьеры. «Океан импровизационной музыки огромен, и в нем всегда можно найти свое течение», - объясняет музыкант. Течение, которое нашло Moscow Art Trio, стало большой удачей как для них самих, так и для ценителей музыки по всему миру. Когда-то их выступление на фестивале в Норвегии было признано сенсацией, и с тех пор уже четверть века от них постоянно ждут чего-то необычного, и они каждый раз оправдывают ожидания.



Кирилл Радин
09.02.2016