«Наадя»: «Написание поп-хитов требует определенной степени идиотизма»

13 июня в рамках Платоновского фестиваля в парке «Алые паруса» впервые в Воронеже выступила московская группа «Наадя». Перед концертом корреспондент «Афиши+» пообщался с создательницей группы Надеждой Грицкевич.


13 июня в рамках традиционной Фестивальной ночи Платоновского фестиваля в парке «Алые паруса» впервые в Воронеже выступила московская группа «Наадя», играющая умный инди-поп, в котором успешно смешивает последние наработки новой «очеловеченной» электроники и традиции советской эстрады. В минувшем октябре у «Наади» вышел дебютный альбом, который многие уважаемые издания назвали одним из самых главных отечественных релизов года.

Перед концертом корреспондент «Афиши+» побеседовал с создательницей группы Надеждой Грицкевич о ее предыдущем англоязычном проекте Moremoney, дружбе с московской «Афишей» и работе журналиста, о Роберте Смите и предстоящем выступлении на фестивале Sziget, о том, кто ей больше всех понравился на фестивале Primavera Sound и какие пластинки она взяла бы с собой на необитаемый остров.


- Читал в «Афише-Волне» интервью, которое вы взяли у Кевина Мартина (aka The Bug). Немного волнуюсь, потому что очевидно, что вы еще и интервью умеете брать. Как получилось, что вы выступили в качестве журналиста, и почему выбор пал именно на Кевина Мартина?

- Я окончила факультет журналистики, но с этой профессией особенно не сложилось. Зато сложилось с музыкой. А как выбор пал именно на него…

- И был ли выбор? Или они вам позвонили, сказали, вот у нас есть артист, с которым надо поговорить…

- Да, примерно так и получилось. Позвонили, сказали, завтра в три часа дня тебе надо взять интервью у Кевина Мартина. У меня началась паника, потому что, во-первых, я не так чтобы много интервью в жизни взяла, а во-вторых, я, конечно, перед интервью люблю хорошо подготовиться, почитать что-то, послушать, посмотреть. Часто бывает, что к нам на интервью приходят журналисты, спрашивают что-то вроде «что вы хотите сказать своей музыкой?». На что я, конечно же, отвечаю, а вы слушали нашу музыку? А они такие: «Ну мы перед выходом послушали пару песен…»


- Но вы-то с творчеством Кевина Мартина были знакомы?

- Вот в том-то все и дело, что не была знакома. Я очень-очень много прослушала, как-то прониклась и его музыкой, и его личностью. Он оказался дико приятным дяденькой, хотя кто-то меня пугал, что он сложный… Но мне кажется, нужно каждому журналисту говорить, что все артисты сложные, чтобы был стимул подготовиться как следует.

- Довольны результатом?

- В целом да, хотя у нас было строгое ограничение по времени, полчаса, кажется… В общем, да, получилось прикольно, по-моему.

- Очевидно, что с московской «Афишей» вас многое связывает. Ваш дебютный альбом вышел на Volna Records. Кто был инициатором сотрудничества? Кто на кого вышел?

- Ну мы еще со времен Moremoney общаемся с «Афишей», с Шуриком Горбачевым. И у них же на «Пикнике» состоялось наше первое выступление: в 2013 году мы там отыграли свой первый официальный концерт. Поэтому нам показалось правильным сделать презентацию альбома именно на «Афише-Волне». То есть, все это вышло совершенно естественным образом.

«Мне кажется, я очень веселый человек! И я думаю, любой вам может это подтвердить. Но транслировать конкретно эту эмоцию мне кажется немного странным».

- Роберт Смит как-то сказал, что он очень даже жизнерадостный человек, просто не пишет об этом песни. Ваша музыка тоже довольна мрачная, местами трагичная. У вас такая же история, как у Роберта Смита, или вы на самом деле такой мрачный человек?

- Нет, мне кажется, я очень веселый человек! И я думаю, любой вам может это подтвердить. Но транслировать конкретно эту эмоцию мне кажется немного странным. Я не очень понимаю какие-то шутливые песни. Я не знаю, может быть до этого нужно дорасти, но я пока не очень понимаю, как это делать.

- Тот же Смит говорил, что для него самое сложное - это написать жизнерадостный поп-хит…

- Да, это очень тяжело, потому что это требует от тебя определенной степени идиотизма, мне кажется.


- Складывается впечатление, что «Наадя» в результате получила более широкую известность, чем ваш предыдущий проект Moremoney. Если, например, посмотреть на страницу Moremoney в Last.fm, там можно обнаружить много комментариев вроде «„Наадя“ привела меня сюда». Как вы думаете, причина в том, что вы запели на русском или в чем-то еще?

- Я уверена, что именно с этим и связано. Вне всякого сомнения. И к тому же мы более последовательно подошли к тому, чем занимаемся. Когда мы делали группу Moremoney, мы даже не были уверены, что хотим заниматься музыкой. Не понимали, как это вообще в принципе делается. Ничего не знали. И чем больше мы этим занимались, тем становилось яснее, что, да, надо заниматься музыкой, даже необходимо. В какой-то момент мы стали понимать, как это правильно делать. На самом деле, первый альбом, который вышел в октябре, - это был по сути наш первый большой студийный опыт. То есть, мы до этого не сказать чтоб много времени проводили в студии. И, конечно, много чему еще надо научиться.

- Тем не менее Moremoney мне показались довольно интересными…

- Мне тоже!

- Особенно запомнился клип на песню «Elisabeth», который вам снимал Павел Руминов.

- Клип не был официальным. Это, я так понимаю, Паша смонтировал из своих записей. Он так частенько делает. Он раньше много всего снимал.

- Но вы же одобрили видео?

- Мы его посмотрели…

- Он жутко мрачный.

- А что там такого, девушка пляшет…

- Но вот эта смена кадров: героиня клипа маленькая прыгает на кровати, и она уже взрослая в номере отеля… Меня пробрало.

- Хорошо!

«У меня есть ощущение, что сейчас у нас дико много интересной музыки делается, и она интернационально понятная. И все это обязательно нужно привозить на международные фестивали».

- К Moremoney вы не собираетесь возвращаться?

- Ну мы в общем-то никуда и не уходили, но из-за этого последовательного подхода, который я упомянула, у нас не остается времени на что-то еще. Но мы делаем какие-то песни, даже вот сейчас планируем совместную песню с Юрой Макарычевым из On-The-Go. Правда, как и все у группы Moremoney, мы планируем ее года полтора. То есть она написана, сделана, ее надо записать. Мне кажется, она довольна классная, но когда мы ее сможем услышать, не знает никто (смеется).

- Вы же в августе планируете выступить на Sziget Festival в Будапеште? Считаете это достижением? Ведь не так часто русские исполнители попадают в лайн-ап европейских фестивалей, на Sziget’е я кроме «Ленинграда» никого и не припомню.

- Ну почему же, еще Gogol Bordello…

- Gogol Bordello - не русская группа!

- А, точно! (смеется). Мне кажется, что эту тенденцию надо сломать как-то! У меня есть ощущение, что сейчас у нас дико много интересной музыки делается, и она интернационально понятная, и на английском, и на русском. И все это обязательно нужно привозить на международные фестивали.


- Как вы думаете, то, что вы попали в лайн-ап Sziget’а, это чья заслуга?

- Конечно, я не расцениваю это как свою личную заслугу. Все, чего мы добились, - результат нашей последовательной командной работы.

- А менеджер у вас Глеб Лисичкин? С ним вы как познакомились?

- Мы с Moremoney работали с Ритой Саяпиной довольно долгое время. Потом мы решили делать группу «Наадя», и в этот момент появился Глеб Лисичкин. Может быть, вы не знаете, но Глеба и Риту связывают личные отношения определенного рода, и таким образом Глеб Лисичкин, появившись в жизни Риты Саяпиной, появился также и в нашей жизни.

- Вы уже бывали в Будапеште?

- Нет, но вообще хочется как можно больше путешествовать. Я буквально позавчера вернулась из большой поездки. Мы сначала поехали в Мадрид, оттуда в Порту на фестиваль Primavera Sound. Дело в том, что мы до этого ездили на «Примаверу» в Барселону. Там все проходит на олимпийском объекте, который построили в 1980-х. Это все безумно красиво с архитектурной точки зрения, но там везде бетон, и очень ноги устают. А в Порту это все проходит, как в Коломенском на «Пикнике „Афиши“», на природе, на траве, плюс они сделали какой-то безумный маркет еды и винный киоск. В общем, было очень круто!


- Кто вам на «Примавере» больше всего понравился?

- Мне дико понравился Sun Kil Moon, я никогда его до этого не слышала. И я не уверена, что это произвело бы на меня такое впечатление, если бы я слушала в записи. Но уровень его личного обаяния!.. Несмотря на то, что он дико мрачный, ты видишь, как он тебе просто рассказывает, что у него на душе - про Сюзан, с которой он встретился, про опоссума. Русскому человеку, мне кажется, не свойственно так раскрываться перед огромной аудиторией. Это требует какой-то невероятной самотверженности. Он меня до глубины души поразил именно своей искренностью. Еще мне очень понравилась Патти Смит, но все-таки не так сильно. Я также постояла минут 25 на FKA twigs, и решила, что увидела все, что хотела. Безумно крутой сет был у Энтони Хегарти с симфоническим оркестром. Но не так, как это обычно делает, например, группа «Би-2» (смеется). У Хегарти партии инструментов бэнда переложены для инструментов оркестра, и в результате получается совершенно новая музыка. Плюс там был видеоряд, не знаю, специально он был снят или нет - какой-то японский фильм, какие-то люди в масках. В целом, если опять же говорить о способности открываться перед большим количеством людей, конечно, у этого человека просто нет равных. И мне очень понравились Jungle, они вживую просто великолепны, лучше, чем в записи! Два белых парня делают черную музыку - это сейчас, мне кажется, еще одна новая тенденция. И Caribou был, конечно же, классный, чуть не забыла!

- Ну раз вы так следите за современной музыкой, напрашивается вопрос, что из вышедшего в последние месяцы вам понравилось?

- Очень крутой вышел альбом у группы Unknown Mortal Orchestra. Я прочитала, наверное, штук пять длиннющих интервью с ними. Мне кажется, что музыкантам свойственно о своей личной жизни помалкивать, потому что они считают, что это не имеет отношения к музыке, а у них весь альбом как раз написан по мотивам личных отношений фронтмена с двумя женщинами, и он рассказывает об этом опыте, как это травматично и прекрасно одновременно. Что еще?..

- Jamie xx?

- О, да, Jamie xx! Сколько мы его ждали!

«Мне бы польстило, конечно, очень сильно сравнение с Кейт Буш, но с ней почему-то меня никто не сравнивает! Может, просто надо закинуть эту идею?»

- А из вечных ценностей? Какие пластинки вы бы непременно прихватили с собой на необитаемый остров?

- Я наверняка возьму «In Rainbows«!

- Не «Ok Computer»?

- Нет, потому что я много раз переслушивала «In Rainbows». В разное время и в разных состояниях. И он для меня не теряет своего очарования, и каждый раз нахожу в нем что-то новое. Может быть еще что-нибудь из Bee Gees, хотя мне кажется, они извращенцы какие-то (смеется)! Но они классные, они мне нравятся. И конечно же я возьму с собой первый альбом ABBA!

- В пресс-релизе к вашему альбому «Афиша-Волна» сравнивает вас с Джеймсом Блейком, с Джесси Уэйр. А с кем бы вам польстило сравнение?

- Мне, конечно, ужасно льстит сравнение с Джеймсом Блейком, но мне кажется, это настолько далеко!.. Это, наверное, самое странное сравнение. Мне бы польстило, конечно, очень сильно сравнение с Кейт Буш, но с ней почему-то меня никто не сравнивает! Может, просто надо закинуть эту идею? (Наклоняется над диктофоном) Кейт Буш, Кейт Буш!..



Роман Дранников
Фотографии Евгении Небольсиной
17.06.2015