«Призрачная нить»: меланхолия и тревога

Посмотрели новый фильм Пола Томаса Андерсона «Призрачная нить», представленный на «Оскар» в шести номинациях. Делимся впечатлениями.


1950-е годы. В центре истории - модельер Рейнольдс Вудкок (Дэниел Дей-Льюис), невероятно успешный и закрытый от внешнего мира. Он одевает высший свет в самые изысканные наряды и мыслит не как ремесленник, а как художник. Ему важно создать шедевр, в очередной раз превзойти себя, а не угодить какому-то там клиенту, пусть он даже Папа Римский. Кутюрье социализирован за счет того, что его наряды востребованы бомондом. Вот и вся «призрачная нить», связывающая его с внешним миром. Фигурально выражаясь, его жизнь - башня слоновой кости с маленьким лифтом, использующимся по необходимости. Оторванный от земли перфекционист не мог бы существовать без Сирил (Лесли Мэнвилл) - приземленной, практичной и волевой сестры, а также штата швей, реализующих его замыслы. Остальные женщины, то есть его пассии, - случайные и временные гостьи в этом герметичном мире не очень здорового гения.


Как говорят обычно в таких случаях, «однажды в его жизни появляется она и делает его по-настоящему счастливым». В случае с Вудкоком это эмигрантка Альма (Вики Крипс). Счастье будет, но очень специфическим. На первый взгляд, девчонка - «кровь с молоком», простушка, желающая любви и семьи. Стремление гения подчинить ее своему распорядку наталкивается на не менее железное намерение с ее стороны изменить его жизнь, вплоть до привычек. Интересно, что здесь сделан большой акцент на еде. Если милый любит спаржу с подсолнечным маслом, Альма приготовит его на сливочном, и сделает это вовсе не из-за рассеянности. Вудкок чувствует, как теряет контроль над своей жизнью, но уже не может выставить девушку за дверь, как делал это с другими. Призрачная нить стянула волю, пройдена зыбкая точка невозврата.


Картина четко раскладывается на производственную и любовную линии. И то, и другое - блюдо специфическое. В творческую кухню британских модельеров послевоенного времени и режиссер, и исполнитель главной роли погрузились основательно. Пол Томас Андерсон скрупулезно изучал биографию испанского кутюрье Кристобаля Баленсиаги, а Дэниел Дей-Льюис - жизнь Чарльза Джеймса, признанного «Эйнштейном от моды», плюс два года посвятил изучению швейного мастерства. Вудкок - собирательный образ, и можно сказать, что он вобрал в себя все самое отталкивающее из того, что есть в художнике: холодность, мизантропию, эгоцентризм, беспомощность перед реальной жизнью. В производственной части он показан как одержимый своей работой профессионал. Альма здесь - послушная ученица, жадно впитывающая азы мастерства.


Любовная линия - столкновение двух властных существ, которым бы не помешал хороший психоаналитик. Их любовь - это борьба, и шансов на победу больше у Альмы, волчицы, рядящейся в овечью шкуру. Если характер Вудкока раскрывается по ходу завязки, и мы уже тогда можем выявить его сильные и слабые стороны, то Альма начинает проявлять себя во второй половине фильма, когда действие разворачивается на полную катушку. В любовной линии персонаж Вудкока - как бы жертва, но ему совершенно не сочувствуешь. В «Призрачной нити» вообще сложно испытывать по отношению к кому-либо из героев человеческие чувства.

<iframe frameborder="0" style="border:none;width:100%;height:425px;" width="100%" height="425" src="https://music.yandex.ru/iframe/#album/4932267/">Слушайте &amp;amp;amp;amp;lt;a href='https://music.yandex.ru/album/4932267'&amp;amp;amp;amp;gt;«Призрачная нить»&amp;amp;amp;amp;lt;/a&amp;amp;amp;amp;gt; — &amp;amp;amp;amp;lt;a href='https://music.yandex.ru/artist/43442'&amp;amp;amp;amp;gt;Jonny Greenwood&amp;amp;amp;amp;lt;/a&amp;amp;amp;amp;gt; на Яндекс.Музыке</iframe>

Нашу рецензию на саундтрек к «Призрачной нити» от Джонни Гринвуда можно найти здесь.

По ходу действия в зрителе поддерживается две эмоции: меланхолия и тревога. Фортепианные кружева Джонни Гринвуда, гитариста Radiohead, сотрудничающего с режиссером со времен «Нефти», поддерживают это состояние. Их творческий союз можно сравнить с тандемом Хичкока и Херрманна. Это сравнение неслучайно, поскольку Андерсон сам в интервью признавался, что вдохновлялся такими работами мастера саспенса, как «Ребекка», «Головокружение» и «Окно во двор». Но если у Хичкока все самое страшное происходит на экране, то здесь остается за скобками, погружая зрителя в некое беспомощное состояние.

<iframe width="740" height="416" src="https://www.youtube.com/embed/ExmIrfwTuzk?showinfo=0" frameborder="0" allow="autoplay; encrypted-media" allowfullscreen=""></iframe>


Ярослав Солонин
21.02.2018