«La Verità»:
полеты во сне и наяву

6 и 7 июня на Платоновском фестивале трижды было показано знаменитое шоу Даниэле Финци Паска «La Verita».


Спектакли всемирно известного швейцарского клоуна, режиссера и хореографа Даниэле Финци Паски уже приезжали в наш город. Так, в 2010 году Воронеж первым из российских городов увидел «Донку», феерическую фантазию по мотивам записных книжек и произведений Чехова, а спустя 6 лет на Платоновском фестивале был показан камерный спектакль «Белое на белом». В этом году при поддержке Швейцарского совета по культуре в Москве «Про Гельвеция» команде фестиваля удалось привезти масштабное шоу «La Verita», которое за пять лет объехало полмира и было показано примерно 400 раз.

По словам Петра Епифанова, переводчика книги о режиссере, которая была презентована на фестивале, «Театр ласки» Даниэле Финци Паски подобно древнему ритуалу стремится глубоко проникнуть в существо человека сквозь все накопления его жизни - фобии, ментальные установки, все то, что держит его в плену привычек, что мешает выбрать новый путь, что мешает любить. Это театр целительский, окутывающий зрителя заботой, энергией сочувствия, рассказывающий «истории, которые не умеют ни на что отвечать, а просто обнимают и заставляют улыбнуться».


Переводчик Петр Епифанов и театральный продюсер Елена Шубина связались по скайпу с Финци Паской во время презентации русского перевода книги Факундо Понсе де Леона «Даниэле Финци Паска. Театр ласки». (Фото Дарьи Кобзаренко)

«Часто бывает, что я не хочу рассказать историю, а в большей степени стремлюсь воссоздать внутренний мир, составленный из образов, накладывающихся один на другой, как в сновидениях. Беру какие-то маленькие случаи, фрагменты, раскрываю ощущения, которые помогают мне путешествовать по воссозданному воспоминанию. <…> Мы смещаем устоявшиеся равновесия, изменяем размеры, подчеркиваем детали, выводим на сцену под искусственный свет определенную историю и, танцуя, представляем ее зрителю; затем берем зрителя в свои объятия и приглашаем танцевать». (Даниэле Финци Паска, диалоги из книги Факундо Понсе де Леона «Даниэле Финци Паска. Театр ласки»).

Эстетика театра Финци Паски имеет глубокие гуманистические корни и сформирована самой жизнью. В начале 1980-х 17-летний Даниэле (в 6-летнем возрасте выбравший себе путь сначала акробата, а затем - клоуна) отправился с монахом-миссионером в индийскую Калькутту, в буквальном смысле загнивавшую в тот момент от болезней, голода и перенаселения. Он разыскивал по лабиринтам трущоб больных, в нечеловеческих условиях ухаживал за умирающими, провожая их в последний путь. Один из таких изуродованных болезнью юноша по имени Сунил навсегда оставил след в сердце Даниэле. Первая компания, основанная Финци Паской будет носить его имя - «Театр Сунил».


«До отъезда в Индию я составил себе определенное представление о клоунаде, а когда прибыл туда, подумал, что моя помощь здесь - в том, чтобы смешить. Но потом понял, что они не нуждаются в том, чтобы их развлекали. Нет, здесь была нужда в любви; они были в одном шаге от смерти… Лучше было что-то петь, говорить и делать что-то ласковое, просто находиться рядом. Маленькие проявления заботы, чтобы они чувствовали, что когда они готовятся уйти, их провожают… Вместо смеха они нуждались в нежности, в эмпатии. В Индии я полностью изменил свои взгляды на искусство клоуна. С этого момента я пытаюсь танцевать с публикой, массажировать ее историями, стараясь наполнять - понемногу, маленькими сюрпризами - пустое пространство, сформированное в них одиночеством. Мои клоуны - эмпатики, не комики».

В очередной раз почувствовать (или впервые ощутить) эту эмпатическую энергию спектаклей Финци Паски воронежский зритель смог при просмотре акробатической поэмы-сновидения «La Verita». Это шоу появилось на заказ (исключительный случай в творческой биографии режиссера, который ставит спектакли по своим сценариям) после того как в 2009 году на складе декораций нью-йоркской Метрополитен-опера нашли задний фоновый занавес, созданный Сальвадором Дали полвека назад для балета Леонида Мясина «Безумный Тристан».


Погрузившись во вселенную Дали, Финци Паска вынырнул из нее и соткал свою сюрреалистическую фантасмагорию, в которой его личные воспоминания, мечты и размышления о жизни неразрывно сплелись с образами великого художника. Примечательно, что первые три года в спектакле использовался оригинальный занавес Дали (хотя мало кто в это верил), позже замененный на копию.

Клоунада на авансцене (и, прежде всего, это блестящая работа актеров Роландо Тарквини и Беатрис Саяд) чередуется с невероятно красивыми завораживающими номерами воздушной акробатики, танцами с хулахупами и палками, жонглированием кольцами, диаболо, мячами. Действо сопровождают песни под живой аккомпанемент (сюрреалистическое фортепиано, кахоны, гитара, скрипка, и даже бокалы с водой, на которых мультиинструменталистка Андреа-Анн Жинра-Рой волшебно исполнила «Танец феи Драже» Чайковского).


Нелепые артисты кабаре в перьях, демонические циркачи в балетных пачках и масках Дали, антропоморфные существа с гигантскими носорожьими головами, одинокая «Она» - ростовая марионетка, ищущая своего возлюбленного в лесу гигантских одуванчиков, возлюбленные, парящие на фантастических подвесных конструкциях - сновидения Паски населены причудливыми персонажами и изобилуют образами из произведений Дали.

Костыли, коррида, одуванчики, носороги - все эти символы зритель считает без труда. Как известно, Дали считал рог носорога самой совершенной формой в природе, которую видел во многих окружавших его вещах и много раз воспроизводил ее в своих работах. А однажды в поисках новых способов эпатажа художник чуть не погиб, едва не задохнувшись в скафандре, который надел на пресс-конференцию в Лондоне, анонсируя этим жестом выставку сюрреалистов - одна из сценок рассказывает зрителям об этом эпизоде.


«В постановке, помимо очевидного главного элемента - занавеса, рассыпаны знаки, которые указывают на образы из творчества Дали, а его моменты биографии разыгрываются клоунами в маленьких анекдотах-зарисовках на авансцене, - рассказал на предварявшей показы пресс-конференции актер Роландо Тарквини. - Но спектакль не посвящен жизни Дали, фигура художника и его творчество послужили вдохновением, импульсом к созданию спектакля».

После каждого номера-сновидения клоуны «пробуждают» зрителя, возвращая в абсурдную реальность, где правит интонация, пластика, жест…


Отдельных восхищений заслуживают акробаты спектакля, проделывающие невероятные трюки на причудливых конструкциях - на воздушном кольце в форме глаза, на гнутых крутящихся лестницах в виде ДНК и многом другом.

«Акробатика есть ответ человека ангельским воинствам богов. У богов есть ангелы, которые спускаются с неба, принося людям вести; у нас есть акробаты, которые возносятся до определенной точки неба, и, чтобы достигнуть ее, борются с законами физики, бросая вызов страху. Цирк - сгусток элементов мифического и в то же время отображение весьма древних представлений. <…> Акробатический жест есть наш способ понимания законов реальности и борьбы с ними. Мы исходим из сознания того, что тело привязано к полу, но понемногу начинаем вытанцовывать движения, которые позволяют нам летать». (Даниэле Финци Паска, диалоги из книги Факундо Понсе де Леона «Даниэле Финци Паска. Театр ласки»).


Позволить себе летать - во сне и наяву, в мечтах, во снах, «расходовать свою душу» на сочувствие, сопереживание другому, искать глубоко внутри себя свою правду - похоже, магический театр Даниэле Финци Паски нежно и ласково шепчет нам именно об этом.



Дарья Кобзаренко
Фотографии Алёны Булавиновой и Андрея Парфёнова
08.06.2018