Иннокентий Смоктуновский. 90 лет со дня рождения

28 марта - юбилей выдающегося актера.


Найти среди отечественных актеров столь же мощную фигуру, как Иннокентий Михайлович Смоктуновский, крайне трудно, если вообще возможно. Его именем впору называть эпоху в русском театре и кино. Уровень его мастерства был таков, что его уже при жизни и в глаза, и за глаза называли гением. Характеру настоящего гения присущи детские черты, и Смоктуновский по-ребячьи радовался каждому комплименту в его адрес и… соглашался.

Вопреки расхожему заблуждению, Смоктуновский не был ни евреем, ни аристократом, а происходил из простого белорусского рода Смоктуновичей. Он и сам носил эту фамилию до конца 1940-х. Говорили, что его прадед, егерь, в свое время по ошибке пристрелил в Беловежской пуще зубра, за что был сослан в Сибирь, где и родился будущий актер. В деревне Татьяновке Красноярского края он прожил всего лишь четыре года, потом семья, не желая вступать в колхоз, перебралась в Томск, а позже в Красноярск. Героических усилий родителей порой не хватало для того, чтобы все шестеро детей были сыты и одеты. Иннокентию было 7 лет, когда мать с отцом решились на отчаянный шаг - отдали его с одним из братьев в семью тетки. Тетка с мужем своих детей не имели, и племянникам досталась вся их любовь.

Иннокентий Смоктуновский и Татьяна Доронина в спектакле БДТ «Идиот»

В 1941 году отец ушел на фронт. Иннокентию пришлось совмещать учебу с работой. Сначала он учился на фельдшера, потом на киномеханика, работал в воинской части и госпитале, позже устроился в театр статистом. В начале 1943 года его забрали в пехотное училище, а спустя полгода отправили на фронт, на Курскую дугу. Также он участвовал в форсировании Днепра, в освобождении Киева, под огнем противника доставлял донесения, за что был удостоен медали «За отвагу». В декабре 1943 года попал в плен, через месяц бежал и после долгих скитаний, отощавший от голода, прибился к партизанскому отряду и там заслужил еще несколько государственных наград. При всем этом он каким-то чудом ни разу не был ранен.

После войны тем, кто побывал в немецком плену, приходилось несладко. Смоктуновскому как «неблагонадежному» было запрещено проживание в 39 крупнейших городах Союза, и в Красноярск его пустили лишь на том основании, что он жил там до войны. Он поступил в местное театральное училище, вернулся в театр, но вскоре был изгнан оттуда за чересчур строптивый нрав. Следующим его пристанищем стал Норильский Заполярный театр драмы. «Поехал потому, что дальше меня, бывшего военнопленного, никуда не могли сослать - разве что на Северный полюс», - пояснял он впоследствии.

Иннокентий Смоктуновский и Татьяна Лаврова в фильме «Девять дней одного года»

Именно в Норильске Смоктунович стал Смоктуновским - как в переносном смысле, так и в прямом: директор театра под угрозой увольнения заставил его сменить фамилию. Его мастерство росло как на дрожжах рядом с такими коллегами, как Георгий Жженов, Елена Юровская, Всеволод Лукьянов - труппа Норильского театра по уровню тогда не уступала столичным коллективам, так как здесь оказались многие именитые узники ГУЛага. Жженов одним из первых разглядел талант новичка и уговаривал его ехать в Ленинград, даже написал ему рекомендательное письмо для Аркадия Райкина, с которым был дружен со студенческих времен. Однако, проработав в Норильске четыре года, Смоктуновский двинулся в совсем другом направлении - в Махачкалу.

Там произошло еще одно очень важное для него знакомство - с актрисой Риммой Марковой и ее братом, также актером, Леонидом. Маркова, видя весь масштаб дарования Смоктуновского, взяла его под свою опеку и принялась убеждать ехать в Москву. Она была знакома с режиссером московского «Ленкома» Софьей Гиацинтовой и в беседах уверяла ее: «Если возьмете Смоктуновского, можете смело полтеатра выкинуть». Гиацинтова заинтересовалась. Смоктуновский медлил, уехал работать в Сталинградский театр, где провел три года, и в результате прибыл в Москву не вовремя. Его не взяли ни в один театр.

Иннокентий Смоктуновский в фильме Григория Козинцева «Гамлет»

Лишь спустя время ему все же удалось устроиться в «Ленком». Роли давали мизерные и без слов, жилья не было, чем могли, помогали Марковы. Все изменило знакомство с его будущей женой, Суламифью Кушнир. Она работала в «Ленкоме» костюмером и хорошо знала многих людей из мира театра и кино. Благодаря ей Смоктуновский познакомился с режиссером Иваном Пырьевым и был принят в труппу Театра киноактера с одним условием: не искать работы в кино. Но кинорежиссер Михаил Ромм нашел его сам.

Небольшая роль в фильме Ромма «Убийство на улице Данте», потом еще одна - в ленте «Солдаты»… Именно в «Солдатах» его заметил знаменитый Георгий Товстоногов и был потрясен: «У этого актера глаза князя Мышкина!» Через некоторое время Смоктуновский получил приглашение в Ленинградский БДТ, а вскоре и главную роль в спектакле «Идиот». Роль, которая сразу же дала театральному миру понять, что в СССР появился еще один крупный артист.

Иннокентий Смоктуновский и Олег Ефремов в фильме «Берегись автомобиля»

В кино таким прорывом для Смоктуновского стала работа в фильме «Девять дней одного года». Каждой следующей киноработой Смоктуновский подтверждал свой высочайший уровень. «Гамлет», «Берегись автомобиля», «Чайковский», «Преступление и наказание», «Дядя Ваня» - все эти фильмы имели успех во многом благодаря его потрясающей игре.

В 1976 году Смоктуновский пришел во МХАТ, который стал его последним театром. Главный режиссер Олег Ефремов настолько высоко ценил дар Смоктуновского, что после его смерти, кажется, так и не смог оправиться от этой потери. Незадолго до кончины Смоктуновский, наконец, получил одну из своих военных наград - ту самую медаль «За отвагу», которую ему в 1943 году так и не вручили. Вручение происходило на мхатовской сцене после спектакля «Кабала святош». Медаль была приколота прямо на королевский камзол Людовика XIV, что в некоторой степени выглядело символичным: король Смоктуновский получил награду за подвиг солдата Смоктуновича.


Кирилл Радин
27.03.2015