«Любовь - это болезнь»: Girlfriend in a Coma

Посмотрели хит американского инди-проката «Любовь - это болезнь» (The Big Sick) с рейтингом на «Метакритике» в 86 баллов. Делимся впечатлениями.


Любовь - это болезнь.
Любовь - такая страшная болезнь.
Я, наверное, возьму больничный лист.

Петр Мамонов. «Больничный лист»


Для инди-кино больше характерны привкус и послевкусие, чем ярко выраженный вкус. Если это вестерн, то, как «Строго на запад», чересчур медлительный и рафинированный, если хоррор, то, как «Ведьма», - не бьющий в лоб, а нагоняющий жути с отсроченным эффектом. Вот и The Big Sick как бы намекает, что собрались мы перед экраном не совсем для того, чтобы посмеяться. Но и плакать не хочется. Новый фильм инди-режиссера Майкла Шоуолтера, слишком серьезный для комедии и чересчур мелодраматичный для серьезного кино.

Заголовок фильма можно было бы перевести, воспользовавшись названиями двух песен группы «Кино» - «Когда твоя девушка больна» и «Мы все сошли с ума». Но российские прокатчики, похоже, предпочли «Звуки Му», взяв строчку из песни Мамонова.


Главному герою, пакистанскому комику Кумайлу (Кумайл Нанджиани), подрабатывающему на Uber, приходится лавировать между интересами его консервативной семьи и собственными раздолбайски-светскими привычками. До определенного этапа эта игра удается. Он делает вид, что пакистанские невесты, которых строгая мать скрупулезно подбирает для смотрин, ему интересны; не очень убедительно, но косит под серьезного юношу, нацеленного на стезю врача или юриста. Это довольно просто, пока в жизни не появляется Эмили (Зои Казан). Роман на одну ночь оборачивается стопроцентной любовью, что вообще-то не входило в планы обоих. Если узнают родители - Кумайлу не поздоровится. Если он им не скажет о своих отношениях - Эмили просто его пошлет. И он продолжает пытаться как ни в чем не бывало, усидеть на двух стульях.


И тут начинается самое интересное. Эмили подхватывает неизвестную хворь, и ее помещают в медикаментозную кому. Кумайл знакомится с Бетт, ее экстравагантной матерью (Холли Хантер) и Терри, педантичным отцом (Рей Романо). И, наконец, принимает решение. Теперь мы, кажется, понимаем, каких обстоятельств не хватало герою Басилашвили из «Осеннего марафона».

Одна из особенностей фильма, хронометраж которого рискованно велик для такого рода кино, состоит в том, что события после завязки воспринимаются как одна большая бессонная ночь. В жизни среднестатистического человека бессонную ночь, как правило, заполняет либо вечеринка, либо серьезные размышления. В темное время суток зачастую решаются судьбы, рушатся устои, пишутся песни о том, как люди ночами делают новых людей. Деревья, как звери, царапают темные стекла, врачи борются за жизнь Эмили. А она вроде как просто спит.


Все сходит с ума. Эксцентричная мизантропка Бетт, сменив гнев на милость, души не чает то ли в несостоявшемся, то ли в будущем зяте. С виду правильный Терри в порыве откровения рассказывает Кумайлу о том, как изменил жене сколько там лет назад. В конце концов ночь меняет жизнь всех героев: у отношений Бетт и Терри открывается новое дыхание, Кумайл становится успешным комиком, символически изгоняется из семьи и, кажется, возвращает свою любовь.


Можно предположить, что любовь зрителя фильм Майка Шоуолтера снискал за счет компромисса, который он, пусть и на бытовом уровне, предлагает миру, разрывающемуся между консерватизмом и космополитизмом, между правым и левым: уважай устои, но не давай им довлеть над твоей жизнью, люби свою семью и культуру, но думай своей головой. Если в жизни случилась любовь, отдайся этой болезни без остатку. А если твоя девушка больна - не иди на вечеринку, останься с ней, даже если впереди долгая бескрайняя ночь. Пока не поздно.

В основу Big Sick легла реальная история, приключившаяся с реальным комиком Кумайлом Нанжиани и его девушкой Эмили. Продюсером выступил режиссер «Сорокалетнего девственника» Джуд Апатоу.

<iframe width="740" height="416" src="https://www.youtube.com/embed/b8abWzsnEeY?showinfo=0" frameborder="0" allowfullscreen=""></iframe>


Ярослав Солонин
06.10.2017