Воронеж без границ.
Курс на Восток: из Воронежа в Китай!

«Афиша+» продолжает цикл интервью с нашими земляками, которые однажды уехали из Воронежа открывать для себя другие горизонты.


Героиня этого материала, переводчик и редактор Алена Овсянникова, четыре года живет в Китае. О нюансах изучения китайского языка в Поднебесной, отношении народа к власти, национальных чертах китайцев и многом другом она рассказала «Афише+».


- Когда, как и почему ты переехала жить в Китай?

- После окончания физического факультета ВГУ в 2010 году я два года проработала в центре образования и карьеры за рубежом - отправляла студентов в разные страны по учебным, рабочим и волонтерским программам. Я всегда на самом деле больше хотела работать с людьми и заниматься переводами. В физике разбиралась неплохо, но связать с ней свою жизнь не получилось. Международные программы меня всегда привлекали, плюс был опыт работы помощником менеджера по туризму и участие в волонтерском проекте в Сербии. Параллельно с работой я стала изучать китайский язык на курсах при факультете международных отношений ВГУ. Ходила просто за компанию, не думала, что это выльется во что-то серьезное. И вот в какой-то момент наш центр стал сотрудничать с ВИВТом (Воронежский институт высоких технологий), у которого были программы по учебе и стажировкам в Китае. Узнала о гранте - ВИВТ набирал группу студентов для обучения общему и техническому китайскому языку в Технологическом университете Чунцина. Чунцин - огромный город в центральной части Китая, фактически представляет собой отдельную провинцию, территория которой раньше входила в состав провинции Сычуань. Я подумала, что раз выпал такой шанс, надо рискнуть поехать. Уволилась с работы и поехала учиться в Китай.

- Был ли у тебя интерес к этой стране до того, как ты узнала о гранте?

- На тот момент (4−5 лет назад) широко обсуждалось всестороннее развитие сотрудничества России и КНР. Мне понравилась идея овладеть техническим китайским, ведь у меня техническое образование. Хотелось занять свою нишу. По уровню цен Китай был бюджетным вариантом, в отличие от европейских стран, да и поток людей туда на тот момент был меньше. Мне всегда нравилось открывать для себя что-то новое. В Азии до этого я никогда не была. Китай меня очаровал: я читала разные сайты, отзывы, смотрела фотографии и все больше проникалась культурой этой страны. Очень впечатлилась вырезанной из цельной скалы гигантской статуей Будды в Лэшане (провинция Сычуань). Подумала, что если поеду в Китай, смогу еще и посмотреть все это, а не только выучить язык.

- Сколько по времени ты учила язык в Китае?

- В Чунцине - один год. Оказалось, что там давали начальный уровень общего китайского. И только потом по желанию можно было дополнительно изучать технический китайский, но к тому моменту я уже переехала в Ханчжоу.

- Что тебя сподвигло переехать в другой город?

- Захотелось углубить знания языка и попутешествовать, посмотреть что-то еще. Хорошо, что в Китае есть система вузов-побратимов, и из моего университета в Чунцине написали рекомендательное письмо в Чжэцзянский научно-технический университет в Ханчжоу. Ханчжоу находится недалеко от Шанхая и считается китайским раем на земле. Там меня тоже приняли на курсы китайского языка, но уже на уровень выше - Intermediate. Обучение, как и в Чунцине, было бесплатным.


- Жилье предоставлял вуз или ты сама снимала?

- Вуз предоставлял. Первый год в Чунцине я жила в общежитии для иностранцев, в одной комнате с подругой из Воронежа. Условия хорошие - две кровати, ванна, туалет, все как надо. Потом стала снимать квартиру. В Ханчжоу вуз оказался на отшибе. Там стало скучно, пойти особо некуда. И я подумала, что лучше буду жить и учиться в центре, хоть и не бесплатно. Отказалась от гранта и оплатила языковые курсы в Китайской академии искусств, находящейся в центре Ханчжоу, напротив озера Сиху. Там встретила большинство своих будущих китайских друзей (в основном это иностранцы и русские), стала ходить на тайцзицюань, капоэйру, современные танцы. С идеей освоить технический китайский я не рассталась - наняла частного преподавателя.

- Ты самостоятельно платила за учебу и жилье. Значит ли это, что ты параллельно с учебой подрабатывала в Китае?

- Да. Подрабатывать начала еще в Чунцине. У моих друзей в Воронеже как раз открылся небольшой магазинчик, в котором продавалась одежда и аксессуары из Европы и Америки. Я наладила им связи с китайскими интернет-поставщиками. Вообще, все русские этим занимаются первое время в Китае. Покупки через интернет сейчас дико популярны в КНР, в магазины почти никто не ходит. Я сама все заказываю через интернет - во-первых, потому, что в китайских магазинах не всякий товар найдешь, у них много своей специфики, а во-вторых, дешевле: конкуренция в сети выше.

В Ханчжоу параллельно с учебой брала разные подработки. Конечно, учебная виза не дает тебе право на полноценную работу как таковую, но всегда можно что-то придумать на неполный рабочий день. К примеру, работать гидом. Этим я тоже занималась - показывала город гостям из разных стран.

- Расскажи немного про то, как ты осваивала язык.

- Прежде всего надо всегда помнить, что в Китае много народу, а значит везде жесточайшая конкуренция. Система образования - не исключение. Если человек живет в провинции Сычуань - это совсем не значит, что учиться он будет в одном из учебных заведений этой провинции. Скорее всего получится так, что он будет учиться далеко от своей семьи. Таким образом, в вузах получается сборная солянка из студентов из разных провинций. А это значит, что далеко не все хорошо разговаривают на официальном китайском языке путунхуа (на Западе его называют мандаринским), в основе которого лежат северные диалекты. На курсах китайского преподается именно этот язык, поэтому для меня было важным общаться с ребятами из северной части Китая, так как их произношение и знание мандаринского помогали мне учить язык быстрее.

В Китае вообще очень много диалектов, они объединены в большие группы. В пределах одной группы китайцы свободно понимают друг друга, чего нельзя сказать о представителях разных диалектных групп. В школах и институтах все изучают путунхуа, но старшее поколение в сельской местности говорит на своих диалектах.

Была даже такая работа для иностранцев: их приглашали в новые рестораны, чтобы они просто сидели и ели, делая таким образом рекламу заведению!

Первое время у меня даже была тетрадка, в которую я записывала контакты китайцев, с которыми знакомилась. Напротив каждой фамилии указывала сферу интересов и обязательно регион, в котором человек вырос. Это помогало не только ориентироваться в языковой среде, но и спланировать путешествие, в которое мы отправились с подругой, чтобы посмотреть Китай. У меня было отмечено, какие знакомые китайцы в каких городах живут во время каникул. Мы останавливались в отелях, но обязательно пересекались с нашими аборигенами, которые знакомили нас со своей родной местностью.

Ну и конечно, нельзя забывать, что китаец, не говорящий по-английски - это прекрасный стимул к изучению китайского языка! В Чунцине у меня была подруга-китаянка, которая совсем не знала английский. Все общение с ней было исключительно на китайском, что пошло мне только на пользу.

- Что было после того, как ты закончила обучение?

- Получила бизнес-визу и стала работать сама на себя. Когда представители российских компаний приезжают в Китай, им нужен переводчик. Они посещают выставки техники, проверяют и закупают оборудование, проходят обучение, тренинги. Я перевожу им устно с русского на китайский. Также я занимаюсь письменным техническим переводом, в основном по направлению «металлообрабатывающее оборудование». Еще работаю в частной школе преподавателем физики для детей младших классов.

Когда я перевожу на переговорах, наблюдаю одну интересную тенденцию - нередко китайцы берут на деловые встречи иностранца с белым цветом кожи. Представляют его как своего бизнес-партнера (хотя на самом деле он таковым не является), и тогда другая сторона делает им скидку при заключении договора или сделки. Иными словами, присутствие белого иностранца в команде повышает авторитет компании. Была даже такая работа для иностранцев: их приглашали в новые рестораны, чтобы они просто сидели и ели, делая таким образом рекламу заведению! Проходящие мимо китайцы заглядывали и думали: «Ага, тут едят иностранцы, значит, крутой ресторан, тут надо поесть».

- Как ты познакомилась с командой, которая занимается «Магазетой»?

- Когда я переехала в центр Ханчжоу, стала посещать занятия по капоэйре. Их вел основатель «Магазеты» Александр Мальцев. Он русский, в Китае живет уже давно.

- Забавно. Русский ведет в Китае бразильскую капоэйру!

- Ага. К тому времени «Магазета» существовала уже 10 лет, и планировался кардинальный апгрейд, перезапуск издания. А у меня всегда был интерес и потребность писать, я активно вела ЖЖ, постоянно писала в социальных сетях. Ребята предложили мне стать редактором. Я поняла, что это мое, что мне это интересно.


- Расскажи немного об этом проекте.

- Идея «Магазеты» - знакомить всех читающих по-русски с современным Китаем, показывать все грани жизни его общества. Я думаю, «Магазета» вне конкуренции, хотя есть и другие русскоязычные ресурсы о КНР. Но в отличие от многих, у нас адекватный, честный контент и очень сильный фактчекинг. Вся информация перед публикацией тщательным образом проверяется. Статьи сами по себе уникальны. Мы часто обращаемся к специалистам в той или иной области при написании материалов на определенные темы. Ссылаемся на источники, изучаем вопрос, проводим свое исследование. Всегда учитывается, интересна ли тема автору, никто не будет тебя заставлять писать про то, что тебе неинтересно. Темы материалов «Магазеты» - «живые», актуальные. Взять, к примеру, наш недавний совместный с «Афишей+» музыкальный проект про современную китайскую музыку.

- Ты получаешь гонорар за свою работу для «Магазеты»?

- Нет, это некоммерческий проект. Но я не могу сказать, что так будет всегда. В любом случае, в основе его лежит желание вдохновлять людей рассказами об интересном и созидательном Китае. Информацию ведь можно подавать с разных сторон. «Магазета» выбирает позитивное просвещение. С нами все работают на добровольных началах - фотографы, видеооператоры, не только авторы. Для меня же этот ресурс является своеобразной отдушиной, отдыхом от технического перевода. Работа в «Магазете» вдохновляет меня на пребывание в КНР.

- Те, кто побывал в Китае, говорят, что эта страна очень сильно отличается от всех прочих, в том числе азиатских. Что тебя больше всего поразило там?

- Безопасность. Если доведется в 2−3 часа ночи оказаться на улице в Китае, я буду чувствовать себя намного более спокойно, чем в России. Здесь я почти не слышала об изнасилованиях, ограблениях и тому подобном. Здесь низкий уровень преступности. Возможно это связано с мерами, которые ради этого принимает правительство. Жесткое управление страной дает в этом плане свои результаты. Если вы отправляете детей в Китай, то тут они в большей безопасности, чем, например, в Нью-Йорке.

Китайцы очень любопытны. Как дети. Им очень нравится сфера развлечений. А еще они очень доверчивы, порой наивны. Верят любой рекламе.

- А как же так называемая китайская мафия, которая нередко фигурирует в кинофильмах?

- Шанхайская мафия существовала в 20-е годы прошлого века и в основном занималась торговлей опиумом. «Зеленая банда», «Триады»… Сейчас этого всего нет. В Китае членство в тайных обществах со времен прихода коммунистов к власти карается смертной казнью. Если какие-то остатки преступных группировок и существуют сегодня, то обычные люди их все равно не видят и не чувствуют. Да, Китай тоже коррумпирован. Везде есть коррупция. Но в плане безопасности здесь очень спокойно.

- Какие национальные черты китайцев ты можешь выделить?

- Китайцы умеют погружаться в процесс, наслаждаться настоящим моментом. Думаю, это влияние буддизма, одной из главных религий Китая, для которой характерны практики созерцания, медитации. Процесс важнее результата. В Академии искусств в Ханчжоу у меня был одногруппник, который здорово рисовал карикатуры. Как-то раз он что-то такое классное нарисовал на доске в перерыве между занятиями, что я захотела сфотографировать. Но он сказал: «Зачем?» и стер все. Я спросила: «Почему ты стер, ты стесняешься?» Вовсе нет. Оказалось, что он на самом деле искренне не понимал, зачем мне это нужно запечатлевать.

Китайцы очень любопытны. Как дети. Им очень нравится сфера развлечений. Любят всяческие квесты. Мы, русские, идем в квест-румы напрягать ум, и если ты не прошел квест - все, ты дурак, это удар по самолюбию. Китаец, если не прошел, просто спросит все подсказки, разберет все. Для них квесты - это прикол, они так отдыхают.

Мне нравится трепетное отношение китайцев к детям. В Китае очень много парков, в которых можно круглыми сутками наблюдать, как родители и бабушки-дедушки возятся с детьми. Возможно, такое трепетное отношение можно объяснить многолетней демографической политикой «одна семья - один ребенок». Официально второго ребенка для любых семей разрешили с 1 января 2016 года. Раньше же второго ребенка можно было заводить только после масштабных стихийных бедствий, а также национальным меньшинствам, проживающим в малонаселенных районах. В некоторых городах власти разрешали второго ребенка, если каждый из родителей являлся единственным ребенком в семье или первым ребенком была девочка. В противном случае нужно было заплатить штраф, а второму ребенку бесплатно ничего не предоставлялось (образование, медицина). Сумма штрафа отличалась по Китаю. У нашего редактора Полины есть знакомые, которые возвращались рожать из города в деревню, там семейство целое, четыре сестры. Ведь очень важно, где ты прописан. Если семья не могла позволить себе штраф, то ребенка могли оставить незарегистрированным, поэтому есть и такие, кто прожил всю свою жизнь в деревне без документов.

Но прежде, чем заводить детей, нужно пожениться, а это тоже не всегда просто. Жених должен быть непременно с квартирой - эта традиция существует до сих пор, хоть уже и не повсеместно. Мой знакомый американец (!) решил жениться на китаянке, и когда посватался, ее бабушка ему говорит: «А квартиру в Китае ты купил? Сначала купи квартиру, потом будешь свататься». А представь, сколько стоит квартира в крупных городах Китая.


Китайцы очень доверчивы, порой наивны. Верят любой рекламе. Возможно, это вторая причина, почему в их социальных сетях существует лимит на количество участников в группах. Первую причину все мы знаем - правительство боится, что соберется большая группа демократического толка, выразит свои претензии относительно плохой экологии или, не дай бог, устроит переворот в стране. С 2003 года в КНР работает система фильтрации содержимого интернета, известная как «Великий китайский файрвол» (официальное ее название - «Золотой щит»). Она закрыла китайцам доступ к фейсбуку, инстаграму, твиттеру, и позиционируется как инструмент государственной безопасности. Так, в том числе, китайское правительство якобы активно охраняет своих граждан. За запись, порочащую партию, можно получить до трех лет тюрьмы. Только отдельно одну запись никто проверять не будет. Вот если будет 500 репостов сообщения, выражающего неприязнь к власти, тогда органы заинтересуются. Но такой отклик может иметь только публикация в СМИ.

- А страдают ли сами китайцы от действующего политического строя? Находясь по эту сторону границы КНР, все понимают, что в Китае нет никаких свобод, подавление индивидуальности и прочее. Но так ли это чувствуется изнутри самими гражданами?

- Они вообще не парятся. Пользуются своими соцсетями - Qzone (третья социальная сеть в мире по количеству пользователей после Facebook и YouTube), Sina Weibo (китайский аналог Twitter), Renren (аналог Facebook), QQ, Pengyou, WeChat, Douban. Даже если и появляется возможность купить какой-то VPN, чтобы выйти в фейсбук, далеко не каждому это может быть интересно. Все зависит от человека. По поводу подавления индивидуальности - там есть творческие вузы, где они себя проявляют.

Очень важная тема в жизни любого китайца - сохранить свое лицо. Они бережно охраняют свою репутацию и потому не станут рисковать потерей авторитета, нарушая запреты или открыто высказывая свое недовольство властью. Китайские социальные сети - это такая же площадка, на которой можно потерять авторитет. Если я напишу плохой отзыв о товаре, репутация продавца будет испорчена, а это очень острый момент в китайском менталитете. В России говорят: «Черный пиар - это тоже пиар». В КНР такого нет.

Людям просто не приходит в голову, что что-то может быть не так. Им не с чем сравнить, если они не бывали за рубежом и не знают, как живут в других странах.

- А что будет, если какой-нибудь китайский свободомыслящий деятель культуры устроит протестную акцию?

- Смотря какую. Если что-то в духе Павленского - это будет своего рода удар током по общественности. Возможно, такой человек и найдет поддержку среди своих сограждан, но она будет минимальной.

Безусловно, в Китае есть свободомыслящие творческие единицы - например, Ай Вэйвэй, один из самых влиятельных художников в современном мировом арт-пространстве. В его творчестве есть место и традиции, и провокации, и борьбе за справедливость. После Сычуаньского землетрясения в 2008 году, в котором погибли около 70 тысяч человек и порядка 20 тысяч пропали без вести, Ай Вэйвэй предпринял собственное расследование катастрофы и вскрыл факты коррупции в строительном бизнесе, вследствие которой десятки недобросовестно построенных школ были разрушены в первые минуты землетрясения. Точную цифру погибших детей власти замалчивали. Ай Вэйвэй же нашел и опубликовал в своем блоге все их имена и сделал масштабную пронзительную инсталляцию из школьных рюкзаков. После этого скандала правительство КНР накинулось на художника, как удав на кролика. Чего с ним только власти не делали - закрывали его блог, избивали, сжигали студию, сажали в тюрьму. И только огромный авторитет Ай Вэйвэя в мире не позволяет руководству Китая окончательно его уничтожить.

<iframe width="740" height="416" src="https://www.youtube.com/embed/kek-0kCDbv0?showinfo=0" frameborder="0" allowfullscreen=""></iframe>
На YouTube можно полностью посмотреть документальный фильм «Ай Вейвей: никогда не извиняйся»

Разумеется, свобода слова в Китае ограничена. Но китайцы на самом деле очень почтительно относятся к властям своей страны. Никто тебе не скажет, что он против главы государства, против строя. Это уважение у них есть изначально, а не потому, что они боятся высказаться против.

Многие вообще не задумываются особо на эту тему. В Китае много деревень со своим укладом. Людям просто не приходит в голову, что что-то может быть не так. Им не с чем сравнить, если они не бывали за рубежом и не знают, как живут в других странах.

- Насколько культура Китая интегрирована сейчас в мировое культурное пространство?

- Аутентичная культура поддерживается, в основном, в маленьких городах, сельской местности. В мегаполисах, мне кажется, есть тенденция ориентироваться на Запад, там более заметно стремление подражать. Но с другой стороны это провоцирует обратный процесс: создаются программы по сохранению национальной культуры, традиций.

- Что касается таких традиционных видов искусства, как китайская опера, китайский цирк - они еще пользуются популярностью среди самих китайцев? Или сегодня представляют интерес главным образом для туристов?

- Китайцы с удовольствием ходят и в оперу, и в цирк. В первый год в Чунцине я раза 3−4 была в китайской опере. Иностранцев там почти не было, зато китайцев - полно. Китайская опера ведь довольно сложная для восприятия. Танцы какие-то свои, боевые искусства - все это популярно у них. Стоит только прийти в китайский парк, и сразу увидишь танцующих пенсионеров, к примеру.

- Как, на твой взгляд, обстоят дела с религиями в современном Китае?

- По статистике первая по популярности религия - буддизм, вторая - ислам. При этом в Китае также чувствуется сильное смешение трех направлений: даосизм (динамика инь-ян, искусство фэншуй), конфуцианство (что как бы атеизм и поклонение науке, но храмы все равно строят) и буддизм. Есть и местные культы. Мне очень запомнилась поездка из Чунцина в уезд Дацзу - комплекс древних наскальных рельефов, который был занесен в список ЮНЕСКО как «исключительное воплощение гармоничного синтеза буддизма, даосизма и конфуцианства».

Много традиций, объединяющих людей, объясняются именно через религию. Большинство моих знакомых китайских друзей - атеисты. Они ходят в храмы «по семейной традиции» - молятся, делают подношения божествам в виде фруктов и сладостей, воскуривают свечи, когда надо принять важное решение.

Наскальные рельефы Дацзу - вырезанные в горах барельефы, расположенные в районе Чунцина. В общей сложности здесь насчитывается не менее 50 000 статуй буддийской, конфуцианской, даосской и светской тематики. (Фотография из личного архива Алены Овсянниковой.)
Одна из главных достопримечательностей Китая - Терракотовая армия в Сиане. Более 8000 полноразмерных терракотовых статуй были захоронены вместе с первым императором династии Цинь - Цинь Шихуанди (объединил Китай и соединил все звенья Великой стены). (Фотография из личного архива Алены Овсянниковой.)
Древний город Пинъяо - объект Всемирного культурного наследия ЮНЕСКО. В этом городе полностью сохранена вся историческая архитектура средневековья. На улицах не возведены уличные фонари, люди здесь живут по старинному китайскому принципу «работать от восхода до заката». (Фотография из личного архива Алены Овсянниковой.)
Старый город Цыцикоу - небольшой исторический район в западной части Чунцина. (Фотография из личного архива Алены Овсянниковой.)
Национальный парк Цзючжайгоу на севере провинции Сычуань в центральном Китае. Известен своими многоуровневыми водопадами и цветными озерами. (Фотография из личного архива Алены Овсянниковой.)
Район Цзефанбэй с небоскребами и торговыми центрами расположен в центральной части Чунцина, который называют туманным альбионом юго-западного Китая - за высокую влажность воздуха. (Фотография из личного архива Алены Овсянниковой.)


- Какие места ты посетила за четыре года пребывания в КНР, и чем они тебя впечатлили?

- В Сычуани меня потряс храмовый комплекс в скале с гигантской статуей Будды. В Чунцине поразили развязки дорог, они просто нереальные, как паутина! В Пекине - парки. В них царит гармония, это зона отдыха, душевного комфорта. В Ханчжоу - озеро Сиху: лодочки, спокойствие, умиротворение. В Шанхае - небоскребы.

- Можешь перечислить несколько вещей, из которых, на твой взгляд, складывается, современная китайская картина мира?

- В первую очередь, это, конечно, культ еды. Во время моего путешествия по Китаю, когда я хотела сходить в музей, мои знакомые-китайцы удивлялись: «Зачем? В ресторане N скидка на еду 50%!» «А как же пойти посмотреть на «Терракотовую армию«?», - удивлялась я в ответ. «Да мы ее на картинке видели». Такой вот менталитет у большинства. Поэтому самым крутым подарком в Китае считается еда. Студенты дарят преподавателям поход в ресторан. Когда я спрашиваю знакомых китайцев, что им привезти из России, они просят привезти российскую еду. Получив в качестве подарка книгу или футболку, они тебя поблагодарят, но не поймут.

Горячая вода для китайцев - это лекарство от всех болезней. Если у тебя болит голова - выпей горячей воды.

Кухня китайская в каждой провинции разная. Но этим зачастую спекулируют для привлечения туристов: в ресторанных меню можно встретить массу «экзотики», которая чужда и самим китайцам. Я знаю лишь, что едят личинок цикад и шелкопрядов. На юге собак едят, какой бы дикостью нам это ни казалось. Есть даже «Фестиваль поедания собак». Но это даже на юге интересно далеко не всем. В Китае нет кефира, творога, к сырам они как-то равнодушны. Из напитков предпочитают горячую воду и чай. Но без ароматических и вкусовых добавок. Пьют чистые улуны, черный (они называют его красным), зеленый.

Интересный момент. Горячая вода для китайцев - это лекарство от всех болезней. Если у тебя болит голова - выпей горячей воды. Многие носят ее с собой в термосах и пьют ее постоянно.

На втором месте после еды у китайцев, пожалуй, развлечения. Кино, караоке. Они обожают петь, такие все музыкальные. В каждом торговом центре есть караоке. Ни одна свадьба не обходится без караоке. Я как-то была на китайской свадьбе, так специально для нас поставили «Подмосковные вечера». Пришлось петь.

Китайцы любят праздники. Свой Новый год отмечают в феврале непременно всей семьей. Даже если семья находится на другом конце страны, китаец поедет к своим родным, где бы они ни были. Поэтому билеты покупаются за полгода. В китайских поездах есть стоячие места: какой-нибудь крестьянин, например, покупает такой билет и едет, сидя на своем чемодане. Сам Новый год проходит так: сидят за столом, пьют-едят, смотрят ТВ, в полночь бабахнул салют, и все пошли спать. Причем китайцы могут запросто выйти посмотреть салют в пижамах. В небольшом городе могут в булочную прийти в пижаме. Думаю самой как-нибудь такое попробовать - в свой день рождения сходить всей толпой в магазин в пижамах и с шариками.

- Легко ли тебе общаться с китайцами?

- Общение по душам с китайцем - редкий случай в моем опыте. Мой круг общения в КНР составляют по большей части русские и иностранцы. Все люди разные, но всегда можно найти своего человека. И среди китайцев тоже. Те китайцы, с которыми мне было интересно общаться - в основном, люди искусства. Или же учились, выезжали за границу. Как правило, у таких шире кругозор, они сами по себе открытые, гибкие, не мыслят стереотипами.

- Как они относятся к России?

- Очень хорошо, по-доброму. Любят Путина. Из-за белого цвета кожи, светлых волос китайцы считают нас (как, собственно, и любых иностранцев) очень красивыми. Иметь друга иностранца для китайца прикольно.

- На основании каких документов ты сейчас живешь в Китае и планируешь ли там остаться?

- Сейчас я в процессе получения рабочей визы. До этого была студенческая, потом бизнес-виза. Оставаться не планирую. Для меня Китай - это опыт, совершенствование языка. Свое будущее с этой страной я не связываю и в старости себя там не вижу.

- На что в первую очередь ты рекомендуешь обратить внимание тем, кто собирается уезжать в Китай?

- Сейчас очень много информации, много форумов. Надо читать, изучать. Определиться, для чего ты едешь туда. Все зависит от твоей цели. Если это изучение языка, рекомендую для начала поехать в небольшой город, в котором будет меньше иностранцев. В Китае можно реализовать в принципе все, что ты хочешь.



Дарья Кобзаренко
Фотографии Евгении Небольсиной
08.12.2016