Гафт, Аверьянов и будущие артисты

На минувшей неделе артисты театра «Современник» Валентин Гафт и Андрей Аверьянов побывали в Воронеже. Они представили публике авторскую программу «О своих современниках» и встретились со студентами академии искусств.


На минувшей неделе в Воронеже побывали артисты московского театра «Современник» Валентин Гафт и Андрей Аверьянов. Последний - выпускник воронежской академии искусств, поигравший в свое время в нашем Камерном театре. 21 января в Воронежском концертном зале артисты представили публике авторскую программу «О своих современниках», состоящую из собственных стихов, эпиграмм, пародий, песен. Перед этим в зале академии искусств артисты провели встречу со студентами театрального факультета академии.


Диалог состоявшихся артистов с пока еще не состоявшимися начался так, как и следовало ожидать: последние робели, стеснялись, первые же старались «раскачать» их как могли: шутили, читали веселые стихи, рассказывали о любви к собственной профессии, однако напряжение все равно долго не исчезало. Лишь когда Аверьянов перешел к прямым угрозам («Если вы сейчас не расслабитесь, Валентин Иосифович может вас возненавидеть»), зал в очередной раз расхохотался, и общение между гостями и студентами стало завязываться.


Студенты в итоге задали не так уж много вопросов. И так случилось не столько по их вине, сколько из-за того, что ответы были очень длинные, подробные. Было даже ощущение, что от спрашивавшего требовалось не столько задать вопрос, сколько дать толчок ассоциативной цепи. Хотя, возможно, Гафт (а вопросы, естественно, задавались именно ему), опасаясь низкой активности зала, просто старался таким образом не дать возникнуть паузе. К ответам он частенько присовокуплял свои стихи, которых у него, благо, полно на все темы, на все случаи жизни. Запомнились, в частности, стихотворные зарисовки, в свое время созданные им как «подпорки» для актерских упражнений - «Часы», «Облако», «Снег», «Нож»…


Актер не может похвалить просто и спокойно. Он хвалит, как правило, используя превосходную степень, из-за чего порой приходится «делить на два» все, что он говорит. И когда Гафт начал рассыпаться комплиментами в адрес своего более молодого коллеги, невольно подумалось что-то вроде: «Ну, пошла обычная песня». Однако впоследствии пришлось признать, что стихи, которые пишет Аверьянов, пожалуй, заслуживают тех лестных эпитетов, которыми их наградил Гафт. Особенно понравилось публике ехидное актуальное стихотворение «Что будет с рублем?»


Ну, и куда же без актерских баек? Гафт с радостью переключился на них после вопроса о казусах, происходивших с ним на сцене. «Мы играли с Нееловой в „Записках Лопатина“. Трудная пьеса - война… Не идет никак у нас сцена, а наверху - Мила Иванова (актриса Людмила Иванова, „Шура“ из „Служебного романа“, также известная как автор песен - прим. ред.). Там зал, незаперта дверь, и она сочиняет песенки. „Между мною и тобой ниточка завяжется…“ тогда сочиняла. Мы, значит, что-то про войну, про Ташкент, эвакуацию… А сверху доносится: „Между мною и тобой, между мною, между мною…“ И конца-краю этому нет. Я ухожу со сцены, поднимаюсь на четвертый этаж, начинаю кричать, грязно ругаться, Иванова мне в ответ кричит: „Ты мне завидуешь!..“ Тем временем Марина находилась на сцене одна минуты четыре или пять, что она там делала все это время, я до сих пор не знаю». К слову, Людмила Иванова рассказывает эту историю совершенно иначе.


Следующую историю из сценической жизни Гафта вызвался рассказать Аверьянов: «Это мне рассказывал Валера Шальных, артист, муж Лены Яковлевой. Они играли «Пигмалиона». Валентин Иосифович играл Хиггинса, а Шальных - Пикеринга. И вот, говорит, стою спиной к залу, а Гафт - передо мной, у него сейчас будет монолог. Он ко мне подходит, глаза выпучил… и молчит. Я стою, жду. Минуту молчит. Потом мне говорит: «Ты знаешь, Валер, даже никаких вариантов нет».


Еще одна история - совсем давняя. Однажды к четверокурснику Гафту обратился актер и режиссер Эраст Гарин с предложением заменить исполнителя главной роли в его спектакле «Тень» в Театре сатиры. На свой первый спектакль Гафт пригласил в театр родителей и любимую девушку. Однако дебют обернулся позором. «В спектакле играли Весник, Папанов, Зелинская, Аросева. И вот в один момент мне надо было обратиться к Зелинской, а я стал разговаривать с Аросевой. Слышу: „Повернись! Не туда!“ Повернулся и облокотился на балкончик, тот не выдержал моего веса, и я чуть не упал в оркестровую яму. Кроме того, даже родителям, сидевшим во втором ряду, не было слышно, что я на сцене говорю». После спектакля Гафта не только отстранили от роли, но даже не позволили остаться в Театре сатиры в качестве осветителя. Лишь через 12 лет он вновь оказался на этой сцене - уже в другой роли и в совсем другом статусе.


Боязнь ошибки, провала - тяжкие оковы для артиста. Однако фатальных провалов не бывает - вот что, возможно, своей историей хотел донести до студентов Гафт, доказавший это своей блестящей карьерой в театре и кино. Возможно, узнав, что ему в молодости пришлось пережить на сцене, кто-то из будущих артистов вздохнул с легкостью: «Ну, уж раз и после такого можно дорасти до Гафта, то нечего бояться сцены». Главное - любить свою профессию и быть ей по-настоящему, до конца преданным.

Кирилл Радин
Фотографии Евгении Небольсиной
29.01.2015