«Джазовая
провинция — 2019»: некоммерческая история

«Вечеринка в сумасшедшем доме», хорошо развитая левая рука, слезы, текущие как надо, джазовый «Танец с саблями» Хачатуряна — чем нам запомнится первый фестивальный концерт «Джазовой провинции — 2019».


Концерт, которым в Воронеже открылся фестиваль «Джазовая провинция», наверняка надолго запомнится всем, кто на нем побывал. Перед публикой предстали два музыкальных коллектива, в арсенале у которых нашлось не только чем порадовать искушенного слушателя, но и чем удивить, и даже поразить.

Большой джазовый оркестр Петра Востокова на самом деле не такой уж и большой, как, скажем, оркестр Олега Лундстрема — всего-то полтора десятка человек. Однако во время их выступления об этом думаешь в последнюю очередь: ощущения, что чего-то не хватает, нет и близко. Руководит коллективом 34-летний Петр Востоков, трубач, тромбонист и — шоумен, каких поискать. Это был тот редкий случай, когда хотелось, чтобы музыкант, представляя следующее произведение, говорил в микрофон подольше. От его шуток хохотали все — и публика, и оркестранты, и сам Петр.


«Мы сейчас готовимся к выступлению на светлом празднике Хеллоуина и по этому поводу привезли вам музыку. Музыка не очень, конечно. Мы выбирали ее только по названиям, как настоящие меломаны» — такими словами Петр Востоков предварил исполнение композиций «Вечеринка в сумасшедшем доме» и «Колокольчики из ада». «Песня о сложной женской доле и о том, какие мужики все нехорошие люди», — так он представил песню «And Her Tears Flowed Like Wine», название которой перевел как «И ее слезы потекли как надо» (на самом деле Like Wine — «как вино» — прим. ред.). Ближе к концу выступления прозвучал абсолютно шикарный текст: «Если вам нравится, как мы играем, то в антракте вы можете приобретать наши диски в фойе. А если вам не нравится, как мы играем, тем более приобретайте диски: там совершенно другая музыка, еще хуже…».


Совершенно некоммерческая история, правда? Попробовал бы кто-нибудь из мира попсы такое ляпнуть — наверное, продюсер бы голову открутил. А здесь — пожалуйста, и все рады! Такие конферансы помогали зрителям переноситься во времена, когда создавалась музыка, исполняемая оркестром Петра Востокова, когда джаз был на вершине популярности, лишен всякого налета академизма и, словно новорожденный ребенок, был окружен радостью и сам источал ее. «Сейчас прозвучит номер в стиле буги-вуги „Beat Me Daddy Eight To The Bar“, что означает „Ударь меня, папочка, восемь раз в баре“. Для исполнения буги-вуги пианисту требуется хорошо развитая левая рука. У Анны Левковцевой с этим все в порядке, и некоторые наши музыканты знают об этом не понаслышке»… Больше всех от такого представления хохочет трубач Павел Иванов, обладатель шикарного бархатистого баса. Да-да, музыканты еще и пели! Была, впрочем, и «настоящая певица», как представил ее Петр Востоков: несколько песен в сопровождении оркестра исполнила Дарья Антонова.

Свое выступление оркестр завершил исполнением «Катюши», песни из той же эпохи, в джазовой обработке. По куплету исполнили саксофонист Андрей Красильников, вышеупомянутый Павел Иванов и сам Петр Востоков.


Ну, а второй коллектив… Просто нет слов. The Georgian Six — это грузинский ансамбль из шести вокалистов, в котором настоящим украшением, вишенкой на торте, является сопрано Кетеван Картвелишвили. Шестеро исполнителей — как единый организм, в котором каждое звено — идеальное. Шесть вокалов, и больше ничего, если не считать маленького шейкера, который используется далеко не всегда. Идеальное не только исполнение: большая часть музыки, которую секстет исполняет, написана большим композитором — Гией Канчели, который очень ценил этот ансамбль и в позапрошлом году наградил его премией своего имени. Ушедшему из жизни всего несколько недель назад композитору и была посвящена программа, которую секстет представил на «Джазовой провинции».

Слушателю, заранее плотно познакомившемуся с репертуаром The Georgian Six, уже было известно практически все, что музыканты из Грузии исполнили в Воронеже. Кроме одной композиции — «Танца с саблями» из балета «Гаянэ» Арама Хачатуряна в джазовой обработке. Тут уже слов нет совсем. Просто отвисает челюсть и…


…И ты после концерта бежишь с ними фотографироваться. Даже не для того, чтобы «осталась память», память никуда не денется. А чтобы просто постоять рядом с этими людьми, увидеть, что они такие же люди, как и ты, а не роботы, что говорят теми же голосами, которыми поют. Чтобы попытаться парой добрых слов выразить, какое несравненное удовольствие они доставляют нам своей музыкой. Ведь каким бы мастеровитым и популярным ни был артист, ему всегда была и будет приятна зрительская благодарность.



Кирилл Радин

Фотографии Андрея Парфёнова
28.10.2019