Новые альбомы,
которые мы слушали
в сентябре

В первый месяц осени мы чаще всего слушали дебютный лонгплей красавчика Сэма Фендера «Hypersonic Missiles», акустическую пластинку Челси Вулф «Birth of Violence», новую (как всегда экспериментальную) работу Енни Вал «The Practice of Love» и второй сольник Лиама Галлахера «Why Me? Why Not». Также трудно было представить себе сентябрь без вышедших в последние дни лета новых альбомов Tool и Ланы Дель Рей. Рецензии на эти и другие новые альбомы — в нашем обзоре.

Tool
«Fear Inoculum»


Первый за 13 лет альбом Tool, вне всяких сомнений, знаменует главный камбэк этого года. Вокруг альбома, пока над ним велась работа, выросло большое количество слухов, мистификаций и мемов. Фанаты обсуждали каждый новый твит гитариста группы Адама Джонса в уже культовом паблике «Вышел ли новый альбом Tool?» и внимательно вслушивались в импровизационные джемы группы на концертах.

Главной же интригой являлось то, как вообще музыка Tool будет восприниматься в 2019 году. В эпоху цифровых технологий эта четверка загадочных мужчин выглядит какими-то гостями из давно ушедшей эпохи, в которой музыка еще не обесценилась в потоке бесконечного контента и скроллинга новостей на смартфоне. Задумайтесь: на момент выпуска предыдущего альбома Tool «10 000 Days» еще даже не вышел первый iPhone, а Билли Айлиш было всего пять лет! Можно еще долго приводить примеры того, как поменялся мир с 2006 года, но сами Tool за все это время, кажется, совсем не изменились.

Новые песни группы — это все такие же сложноустроенные номера с загадочными текстами, длинными инструментальными разделами и витиеватой ритмикой. По словам бас-гитариста Джастина Чанселлора, некоторые элементы альбома восходят к музыкальным идеям, рожденным музыкантами еще в 1995 году. Тут действительно есть несколько моментов, сильно напоминающих старые альбомы группы, но ощущения от прослушивания «Fear Inoculum» возникают уж совсем какие-то тревожные и даже некомфортные.

На альбоме поубавилось агрессии, из-за чего новые песни Tool звучат чуть более отстраненно и холодно. Самым удачным описанием «Fear Inoculum» может послужить несколько абсурдная формулировка «все то же самое, но вместе с тем совсем по-другому». Трудно сказать, является ли альбом своего рода лебединой песней группы или Tool все же планируют дальше записывать альбомы, однако эпическая «7empest» не только ставит жирную точку в альбоме, но и будто закольцовывает всю дискографию Tool, возвращая слушателя во времена дебютного альбома «Undertow».

<iframe width="740" height="416" src="https://www.youtube.com/embed/q7DfQMPmJRI" frameborder="0" allow="accelerometer; autoplay; encrypted-media; gyroscope; picture-in-picture" allowfullscreen=""></iframe>

Слушать на Яндекс.Музыке
Слушать на Apple Music

Lana Del Rey
«Norman Fucking Rockwell»


«Norman Fucking Rockwell», как и все прошлые альбомы Ланы Дель Рей, полон мрачных романтических фантазий и томных историй, действие которых происходит как будто бы в 1950−60 годах где-то в Калифорнии. И даже саркастическое название альбома является отсылкой к давно ушедшей эпохе, которой вдохновляется Лана. Норман Рокуэлл — это американский художник, расцвет творчества которого пришелся как раз на середину прошлого века. Рокуэлл посвящал свои картины простым человеческим радостям и проблемам жителей американской глубинки.

Вот и Лана Дель Рей в своей новой работе избегает многослойных аранжировок или модной электроники. «Norman Fucking Rockwell» — это ностальгическая пластинка, звук которой вдохновлен американским софт-роком 1970-х годов. Одним из самых впечатляющих треков оказывается «Venice Bitch» — почти 10-минутный психоделический номер с продолжительным соло в духе Нила Янга. Есть тут и более очевидная отсылка к Янгу: трек «Cinnamon Girl» носит точно такое же название, как и старый хит музыканта.

Вообще, «Norman Fucking Rockwell» хочется назвать самой рок-ориентированной работой певицы. Кто-то видит в этом влияние старшего товарища Father John Misty, большим фанатом которого является певица. В первых же строчках «Venice Bitch» Лана упоминает название первого альбома музыканта «Fear Fun». Еще одно украшение альбома — стильная и атмосферная баллада «The Greatest», в которой чувствуется влияние Джека Антоноффа, продюсировавшего этот альбом. Под конец песни, по ходу которой Лана поет о любимом баре The Beach Boys и восхищается временем расцвета рок-культуры, певица выдает жутковатое краткое содержание жизни в США в 2019-м: «L.A. is in flames, it’s getting hot / Kanye West is blond and gone / „Life on Mars“ ain’t just a song / I hope the livestream’s almost on».

Помимо отличных мелодий и эксклюзивного саунда, замешанного на минималистичном трип-хопе ранней Дель Рей и ее недавних экспериментах в области стоунер-рока, критики в один голос поют дифирамбы текстам исполнительницы. «Примите это как непреложный факт, — пишет Pitchfork. — Лана Дель Рей — это следующий великий поэт-песенник Америки».

<iframe width="740" height="416" src="https://www.youtube.com/embed/LrSX_OcpeJg" frameborder="0" allow="accelerometer; autoplay; encrypted-media; gyroscope; picture-in-picture" allowfullscreen=""></iframe>

Видео сразу к двум синглам — «Fuck It I Love You» и «The Greatest». Обратите внимание на сцену с музыкальным автоматом в конце, выбор песен на нем явно не случаен: тут вам и Джефф Бакли с «Grace», и Дженис Джоплин с «Kozmic Blues», и Леонард Коэн с «Chelsea Hotel #2», которую Лана перепела в 2013 году, и Sublime c «Doin' Time», кавер на которую можно найти на «Norman Fucking Rockwell».

Слушать на Яндекс.Музыке
Слушать на Apple Music

Sam Fender
«Hypersonic Missiles»


В 2018 году Сэм Фендер выпустил EP «Dead Boys», чем мгновенно привлек к себе внимание критиков по обе стороны океана. В этом году музыкант выступил на «Гластонбери» и взял премию «Выбор критиков» на Brit Awards. Своим главным кумиром Фендер называет Брюса Спрингстина, что, согласитесь, весьма неожиданно для современного 24-летнего молодого человека. По словам Фендера, он вырос на альбомах «Darkness on the Edge of Town» и «Born to Run».

Начав писать песни в 13 лет, Сэм тем не менее сначала пробовал себя в актерстве, но ему это быстро наскучило. «Я предпочитаю музыку, потому что у меня больше контроля над ней, а я немного помешан на контроле, — говорит музыкант в интервью. — Актеру приходится изображать чужое видение, ему нужно придерживаться сценария. А в музыке ты сам его пишешь».

В музыкальном плане «Hypersonic Missiles» — это крепкий и прямолинейный рок-альбом, который, к счастью, лишен некоторых поднадоевших трендов вроде ностальгии по альтернативному року 1990-х годов или заигрывания с нью-вейвом 1980-х. Помимо упомянутого Спрингстина, Сэм иногда напоминает молодых U2 и конкретно Боно в «That Sound», а в «Will We Talk?» более причесанную версию Arcade Fire времен «Neon Bible».

«Hypersonic Missiles» — действительно многообещающий дебют, но только следующий альбом даст понять, насколько Фендер заслуживает нынешних щедрых авансов.

<iframe width="740" height="416" src="https://www.youtube.com/embed/L12ORqw6R7A" frameborder="0" allow="accelerometer; autoplay; encrypted-media; gyroscope; picture-in-picture" allowfullscreen=""></iframe>

Слушать на Яндекс.Музыке
Слушать на Apple Music

Jenny Hval
«The Practice of Love»


Главным источником вдохновения для седьмой пластинки норвежской артистки послужил фильм «Практика любви» (Die Praxis der Liebe), австрийской художницы Вали Экспорт, работающей в жанре современного искусства. Затрагиваемая в творчестве Экспорт тема стереотипных гендерных ролей сподвигла Енни Вал на создание, пожалуй, самого личного альбома. Исследуя темы взросления, интимных отношений и родственных связей, артистка превращает альбом в непрекращающийся монолог под сопровождение холодного синтезаторного звука.

«Я постоянно возвращаюсь к трэшовому звуку мейнстримовой транс-музыки 1990-х, — говорит певица. — Это звук, который прячется в закоулках моего подсознания уже долгое время. Когда я была совсем юной, я представляла, что именно такая музыка звучит на рейвах, которые я тогда боялась посещать. Потому что такие треки неслись из автомобилей, на которых большие ребята разъезжали по всем двум улицам нашего городка. Мне всегда хотела поэкспериментировать с транс-музыкой в истинно трансцендентальном смысле. Есть какая-то легкость и прозрачность в этих размытых синтезаторных звуках». Чтобы лучше понять, что Енни имеет в виду, достаточно послушать «Six Red Canvas», эйфорический хаус с прямой бочкой и обволакивающей дымкой холодного эмбиента.

<iframe width="740" height="416" src="https://www.youtube.com/embed/wACSfREgJys" frameborder="0" allow="accelerometer; autoplay; encrypted-media; gyroscope; picture-in-picture" allowfullscreen=""></iframe>

Слушать на Яндекс.Музыке
Слушать на Apple Music

Chelsea Wolfe
«Birth of Violence»


Главная особенность нового студийного альбома Челси Вулф состоит в том, что она отказалась от тяжелого металлического звука в пользу спокойного акустического фолка. Правда, этот самый акустический фолк в прочтении Вулф вовсе не безмятежный и пасторальный, как можно было бы подумать.

«Birth of Violence» — это все такая же мрачная и тревожная музыка, которая свойственна американке, просто теперь это настроение достигается другими средствами. Во многом «Birth of Violence» может напомнить раннюю работу артистки «Mistake In Parting» 2006 года, хотя сама Челси эту работу вычеркнула из своей дискографии, так как осталась очень недовольна достигнутым результатом.

Одним из главных мотивов для записи «Birth of Violence» певица назвала усталость от длинных турне. «Я много играла, исследовала новые страны, встречала новых людей, и это было невероятным приключением. Но со временем я поняла, что потеряла вместе с этим часть себя самой», — говорит Вулф. В своих новых песнях Челси чаще всего обходится одной акустической гитарой, звуки которой время от времени сопровождаются то громоподобными барабанами, то неуютным эмбиентом. Исключение составляет только «Deranged for Rock & Roll», готический номер с грязным гитарным фидбэком.

<iframe width="740" height="416" src="https://www.youtube.com/embed/aKyX-bWK5xU" frameborder="0" allow="accelerometer; autoplay; encrypted-media; gyroscope; picture-in-picture" allowfullscreen=""></iframe>

Сингл «Be All Things» — это одна из песен, которые мы заслушали до дыр этим летом.

Слушать на Яндекс.Музыке
Слушать на Apple Music

Bat for Lashes
«Lost Girls»


На своем пятом альбоме Наташа Хан, более известная как Bat For Lashes, с головой ныряет в эстетику 1980-х годов. Можно запросто вообразить, что «Lost Girls» — это саундтрек к какому-нибудь фантастическому фильму той эпохи, вроде «Инопланетянина». На альбоме присутствуют все обязательные для этого элементы — чарующий вокал Хан, винтажные драм-машины и ретрофутуристические синтезаторы, под звуки которых легко представить главных героев, которые бродят по ночному городу, утопающему в неоновых огнях.

Каждый свой новый альбом Bat For Lashes превращает не просто в набор песен, а почти что в концептуальное произведение с единой темой и сюжетом. Не является исключением и «Lost Girls». Центральной фигурой альбома является некая Никки Пинк. Никки связана с бандой женщин-байкеров, которые, в свою очередь, имеют отношение к вампирам. Сама же Хан описывает альбом как «озорную младшую сестру «The Bride» (альбом Bat For Lashes 2016 года): «Он яркий и интенсивный. Это альбом для ночных поездок и катания на велосипеде в лунном свете, под него можно и держаться за руки на закате, и пытаться оторваться от преследования вампиров».

Большая часть альбома состоит из хлестких и запоминающихся синти-поп-номеров, которые в определенный момент неожиданно прерываются инструментальной «Vampires», напоминающей мрачно-романтические песни The Cure.

<iframe width="740" height="416" src="https://www.youtube.com/embed/VrgesVaWIAU" frameborder="0" allow="accelerometer; autoplay; encrypted-media; gyroscope; picture-in-picture" allowfullscreen=""></iframe>

Слушать на Яндекс.Музыке
Слушать на Apple Music

The Lumineers
«III»


Третья студийная работа американцев The Lumineers, выстреливших в 2012 году фолк-хитом «Ho Hey», является концептуальной работой, состоящей из трех частей. Каждая из них рассказывает историю одного из членов вымышленной семьи Спаркс. По словам музыкантов, у Спарксов существуют реальные прототипы — это люди, которые когда-то окружали музыкантов.

«III» гораздо мрачней, чем предыдущие альбомы группы. Это заметно уже по открывающей альбом медленной «Donna». Заданное этим треком настроение сохраняется на протяжении практически всего альбома. Особенно удалась музыкантам драматичная «Salt and the Sea». К альбому прилагается три бонус-трека, которые звучат чуть иначе. Более сырые и неотшлифованные «Our Lady» и «Soundtrack Song» могут показаться даже более удачными, чем основная часть лонгплея. А кавер-версия песни Леонарда Коэна «Democracy» и вовсе является настоящей удачей и одной из самых впечатляющих песен на «III».

<iframe width="740" height="416" src="https://www.youtube.com/embed/Rh9RIqtNlIM" frameborder="0" allow="accelerometer; autoplay; encrypted-media; gyroscope; picture-in-picture" allowfullscreen=""></iframe>

Сингл «Gloria» — это одна из песен, которые мы заслушали до дыр этим летом.

Слушать на Яндекс.Музыке
Слушать на Apple Music

Liam Gallagher
«Why Me? Why Not.»


После распада Oasis в 2009 году Лайам Галлахер создал группу Beady Eye, на концертах которой принципиально не пел песни Oasis, чем очень сильно раздражал своих поклонников. К тому же новые творения младшего Галлахера и компании неминуемо вызывали лавину издевательских рецензий, в которых все рассуждения сводились к тому, что без своего брата Ноэля Лайам Галлахер создать что-то значимое не может. Легко представить, как такое положение вещей злило Лайама — с его-то буйным нравом. Неудивительно, что после пары альбомов Beady Eye благополучно самораспустились.

Впрочем, тогда примерно те же претензии предъявлялись и Ноэлю. Даже стало некоторым стереотипом считать, что Ноэль все так же остается блестящим сочинителем, но ему не хватает харизмы своего младшего брата, которого многие могут назвать главным фронтменом британской рок-музыки 1990-х годов.

После распада Beady Eye младший Галлахер взял паузу в несколько лет и только в 2017-м вернулся с сольным альбомом «As You Were». Релиз был принят тепло: публика банально соскучилась по голосу наглого человека с тамбурином, облаченного в фирменную длинную парку. К тому же Лайам дал своим фанатам то, чего от него всегда ждали — типично британскую по духу пластинку с яркими мелодиями и пафосными припевами, сделанными по лекалам The Beatles, The Kinks, The Jam и самих Oasis. В сет-лист Лайама вернулись песни Oasis: новый материал был уже достаточно высокого уровня, чтобы перемешивать его с хитами легендарной брит-поп-группы. Это вывело перебранки Лайама и Ноэля через соцсети и прессу на новый виток.

Не стоит ждать сюрпризов и от нового альбома Лайама «Why Me? Why Not.» — это, пожалуй, главное, что стоит уяснить перед прослушиванием. В конце концов, те же Oasis никогда не претендовали на звание новаторов и без зазрения совести пользовались идеями лучших представителей британской музыки. «Why Me? Why Not.» работает примерно по той же формуле: взять что-то проверенное временем, переложить на свой лад и дать это спеть Галлахеру-младшему.

При помощи продюсеров — Грега Керстина, работавшего над «Egypt Station» Пола Маккартни и «Colors» Бека, и Эндрю Уайтта, известного также как фронтмен инди-поп-проекта Miike Snow, — Лайаму удалось создать крепкий рок-альбом. Пластинка стартует с шумного ритм-н-блюза «Shockwave», за которым следует два явно обреченных на успех сингла «One of Us» и «Once». Если первый местами может показаться несколько банальным, то второй действительно впечатляет своим «ленноновским» мелодизмом и эпичной оркестровой аранжировкой. С быстрой глэм-роковой «Halo» на альбоме начинается более рок-н-ролльная часть. Особенно удалась «Meadow», которая точно украсила бы последние альбомы Oasis.

<iframe width="740" height="416" src="https://www.youtube.com/embed/V3mhhT3c7oY" frameborder="0" allow="accelerometer; autoplay; encrypted-media; gyroscope; picture-in-picture" allowfullscreen=""></iframe>

В клипе к синглу «One of Us» юные актеры изображают всех трех братьев Галлахеров: оказывается, помимо всем известных Ноэля и Лайама, есть еще Пол, самый старший из них.

Слушать на Яндекс.Музыке
Слушать на Apple Music

Tinariwen
«Amadjar»


Уже на протяжении многих лет Tinariwen является ведущей африканской группой, чья известность распространилась далеко за пределы черного континента. В активе группы — премия «Грэмми» (2012) и выступления на самых крупных европейских фестивалях. А началось все с того, что лидер группы Ибрагим Аг Аль-Хабиб когда-то в детстве увидел вестерн, в котором ковбой играл на гитаре. Будущего музыканта это настолько впечатлило, что он соорудил из палки и проволоки некое подобие гитары и пробовал повторить услышанное в фильме. В конце 70-х годов Ибрагим увлекся музыкой Хендрикса и Сантаны, которые в итоге сильно повлияли на его манеру игры.

Американский блюз в творчестве группы смешался с малийскими народными песнями, а также марокканской музыкой чааби, что в результате вылилось в совершенно ни на что не похожий звук. После выхода пластинки «Aman Iman: Water is Life» у Tinariwen появилось много поклонников, среди которых Брайан Ино, Роберт Плант, Боно и Генри Роллинз. В записи альбома «Elwan» (2017) приняли участие Марк Ланеган и Курт Вайл, а «Amadjar» записывался в сотрудничестве с Уорреном Эллисом из Nick Cave And The Bad Seeds и Стивеном О’Малли из SunnO))). Но это не слишком заметно.

На «Amadjar» все подчинено фирменному гипнотическому ритму Tinariwen, к творчеству которых уже давно приклеился ярлык «пустынный блюз». Блюза в привычном понимании слова тут нет, музыка группы строится на совсем других принципах и сильно отличается от западной традиции. Медитативные песни Tinariwen вообще мало на что похожи и точно способны удивить даже самого искушенного слушателя.

<iframe width="740" height="416" src="https://www.youtube.com/embed/9hdZ88JO-PQ" frameborder="0" allow="accelerometer; autoplay; encrypted-media; gyroscope; picture-in-picture" allowfullscreen=""></iframe>

Сингл «Kel Tinawen» — это одна из песен, которые мы заслушали до дыр этим летом.

Слушать на Яндекс.Музыке
Слушать на Apple Music

Metronomy
«Metronomy Forever»


Первый за три года альбом британцев Metronomy впечатляет своими размерами: целых 17 песен длительностью почти в один час. Еще никогда Metronomy не записывали таких длинных альбомов. Можно было бы заподозрить, что мы имеем дело с концептуальной пластинкой, объединенной одной темой и большим количеством задумчивых интерлюдий, но, к счастью, «Metronomy Forever» — это просто собрание весьма легкомысленных песен. Какие-то из них легко пропустить мимо ушей, а какие-то обязательно вам запомнятся.

Тут есть танцевальные инди-синглы вроде «Insecurity» или «Salted Caramel Ice Cream». Есть несколько песен посерьезней, вроде «Lately», напоминающей то ли Bloc Party, то ли White Lies. «Metronomy Forever» напоминает даже не альбом, а компиляцию песен разных жанров. Легко представить его в виде диджейского микса, слушать который приятно фоном, время от времени делая паузы в разговоре, чтобы сосредоточиться на приятной мелодии.

<iframe width="740" height="416" src="https://www.youtube.com/embed/cBRDaPWaxZg" frameborder="0" allow="accelerometer; autoplay; encrypted-media; gyroscope; picture-in-picture" allowfullscreen=""></iframe>

Слушать на Яндекс.Музыке
Слушать на Apple Music


Сергей Науменко
Роман Дранников
09.10.2019