«Жизнь с самим собой»: неглубокая могила
для уставших от жизни

Рассказываем о новом сериале Netflix «Жизнь с самим собой», в котором Пол Радд (бойфренд Фиби из сериала «Друзья» и Человек-муравей) раздваивается и противостоит самому себе, а точнее своей улучшенной версии, в борьбе за место под солнцем.


Главный герой сериала, Майлз Эллиот, в прошлом успешный копирайтер, находится на пике личностного кризиса: жизнь перестала приносить радость, каждое утро все труднее выбираться из постели, оригинальных идей уже давно нет, коллеги на работе относятся как к мебели, начальство терпит, а жена постоянно требует сходить сдать спермограмму. «Можем все отменить, сказать, что ты опять заболел, или что там у тебя на этот раз?» — бросает ему уходящая на работу супруга, когда он вновь с недовольством вспоминает, что сегодня у них гости. «Давай не будем портить это чудесное утро», — из последних сил защищается Майлз с черными кругами под глазами и засаленными волосами на лбу.

В очередной мерзопакостный день на работе Майлз узнает от одного из коллег о чудодейственной процедуре в некоем спа-центре, после которой становишься буквально новым человеком. Сняв с общего с женой счета деньги, отложенные на экстракорпоральное оплодотворение, Майлз гонит на своей машинке по указанному адресу. На месте героя ждут два плохо говорящих по-английски корейца, которые без лишних слов укладывают его на кушетку и надевают маску с наркозом. Приходит в себя герой уже закопанным в лесу, голым и завернутым в полиэтилен. Хорошо хоть в подгузниках для взрослых, которые заботливые корейцы натянули на него перед процедурой. Вернувшись домой, герой застает там самого себя, а точнее, как мы уже сообщили в первом абзаце, свою улучшенную версию — жизнерадостную, пышущую здоровьем и творческими начинаниями.


Вывод напрашивается сам собой: корейцы — те еще шарлатаны, они тупо клонируют людей. При этом они полностью переносят все воспоминания в клона — так, что он думает, будто он и есть оригинал, а заодно избавляют его от плохих генов и прочих психологических и физиологических последствий жизни. Что эти мясники делают с уставшим от жизни оригиналом, думается, всем понятно, просто в случае с Майлзом что-то пошло нет так.

Оперативно разобравшись в ситуации, два Майлза не менее оперативно (серии-то по 25 минут!) добиваются возвращения денег, уплаченных корейцам, а потом, после настойчивых уговоров оригинала, решают отправить клона в свободное плавание на Фиджи (или еще куда подальше). Но того рефлекторно тянет к дому и жене, и он сам не замечает, как вместо аэропорта оказывается перед дверью вроде как собственного жилища.


В результате двум Майлзам приходится учиться жить вместе в одном доме. Есть плюсы: энергичный Майлз-клон делает невероятные успехи на работе, а Майлз-оригинал наконец-то берется за давно заброшенную пьесу (правда, вскоре оказывается посреди пивных бутылок со смартфоном в руке), но проблема в том, что жена-то у них одна… В общем получаются эдакие «Приключения Электроника», которые снял то ли Мишель Гондри, то ли Спайк Джонз. Чудаковатости, свойственной этим киноэксцентрикам, сериалу не занимать. Например, события одной из серий разворачиваются в комнате для молокоотсоса (не спрашивайте!). А чего стоит сцена, в которой престарелый еврей-бизнесмен рассказывает герою историю о своем детстве в концлагере! По уровню гротескной жути она смело может конкурировать не только с «Быть Джоном Малковичем», но и с прошлогодним шедевром Дэвида Роберта Митчелла «Под Силвер-Лейк».


Послание авторов «Жизни с самим собой» понятно и считывается даже после просмотра трейлера (так что тут никаких спойлеров). Метафора прозрачна, как слеза младенца: если идти на поводу у общества, которое постоянно заставляет нас становиться лучшей версией себя, рискуешь рано или поздно оказаться в неглубокой могиле на лесной полянке завернутым в полиэтилен, словно испорченный товар. Но дело тут не в том, чтó хотят нам сказать авторы «Жизни с самим собой», а в том, как они это делают.


Мало того, что предугадать повороты сюжета «Жизни с самим собой» порой практически невозможно, так еще и одни и те же события показываются с точки зрения то одного Майлза, то другого, а после экватора к ним присоединяется точка зрения жены Майлза, Кейт. Так что, помимо сатиры на современное общество, мы еще получаем всесторонний и порой неприглядный психологический портрет наших современников глубоко за тридцать, в котором мы с недовольством нередко узнаем себя. Добавьте к этому совершенно нелинейное повествование с кучей флэшбеков из разного времени, в результате которых мы выясняем, как Майлз и Кейт за пять лет супружества докатились до жизни такой. В эти моменты сериал напоминает сразу все трагикомедии о кризисе семейной жизни этого века в диапазоне от «Трудностей перевода» до «Как малые дети».

<iframe width="740" height="416" src="https://www.youtube.com/embed/5w54yW2Ur50" frameborder="0" allow="accelerometer; autoplay; encrypted-media; gyroscope; picture-in-picture" allowfullscreen=""></iframe>


Роман Дранников
24.10.2019