Студия «Карандаш»: художники, которые живут под крышей

Кружок быстрых набросков «Карандаш» - это единственное место в Воронеже, где твой портрет могут написать сразу несколько художников.


Меня зовут Люся Волкова. В «Афише+» я рассказываю о местах, которые посетила. Сегодня я расскажу о кружке быстрых набросков «Карандаш», в котором побывала на этих выходных. Это единственное место в Воронеже, где твой портрет могут написать сразу несколько художников, которые за это тебе еще и спасибо скажут.

До этого никто не писал моих портретов. Не делали даже карикатуру на море, где этот вид услуг предлагается на каждом шагу всем, у кого все в порядке с самооценкой. Так что это был мой первый опыт работы натурщицей. Когда я шла туда, переживала, вдруг придется позировать без одежды, но обошлось. Сказали, что с меня просто напишут портрет.

Художники, которые живут под крышей


Уютная 15-метровая студия под крышей старой «Коммуны» на проспекте Революции - местообитание свободных художников, которые отрабатывают свое мастерство на рисовании чего бы то ни было: овощей, посуды. Как говорят сами ребята, чем больше художник рисует, тем быстрее растет его мастерство.

Я попала сюда по приглашению друзей, кастинг не проходила. Так что если вы хотите несколько часов побыть под пристальным вниманием нескольких пар глаз, да еще в итоге свой портрет домой унести (если повезет), нужно просто изъявить свое желание организаторам «Карандаша». Кстати, они говорят, что особых требований к внешности у них нет: любой человек интересен как натура, и они готовы рассмотреть разные заявки.

«С крыши город светился дальше»


Попытаюсь описать атмосферу в студии. Если вы любите крыши и чердаки, как любила их Астрид Линдгрен - знаете, этот дух старых домов с высокими потолками, - вам здесь понравится. Здесь много старинных предметов, родом из разных веков, городов и стран. Кусочек декоративной гипсовой лепнины с Рамонского cахарного завода, тарелка XIX века, купленная на блошином рынке в Чехии - рассматривай, расспрашивай про каждый предмет, да в один день всех историй выслушать не успеешь. Здесь деревянный пол, плед на подоконнике и много-много быстрых набросков, прикрепленных гвоздиками к стене.

«Выше крыши клубилось небо»


Пока меня не пригласили в «Карандаш» побыть натурщицей и не рассказали детально о процессе работы, я жила и не знала, что в нашем городе есть подобные мастерские - ну, классические художественные студии, где работают художники чисто на энтузиазме.

Вообще, я заметила, что в Воронеже за последний год стало модно открывать студии рисования, но только в формате «приходите кто хотите и создайте шедевр». То есть, вы можете прийти на платное занятие, посовещавшись с группой, выбрать любую картину из готового ассортимента (закат там или забавную мордочку животного) и дружно нарисовать всей группой то же самое. Преподаватели во время урока тщательно следят за тем, чтобы вы не ошиблись: помогают выстроить пропорции, подобрать цвета и нанести мазки. Так что вы можете быть уверены, что унесете домой шедевр. Такой же, как и у 10−15 людей, рисующих рядом с вами. Как под копирку.

Такое, знаете, отполированное, лоснящееся искусство. В «Карандаше» такого нет. У художников может не получаться работа, но им никто не помогает. Они ее просто комкают, рвут и выкидывают. Натягивают новую бумагу и пробуют заново. Фартуки художников, старые трудяги-фартуки, испачканы красками, а сами краски лежат, полувыдавленные, на полу, ждут своей очереди. Здесь люди могут говорить, говорить, а потом разом на 10 минут замолчать в попытке уловить какую-то сложную линию, очертание. В общем, здесь, все так, как у художников. Без лоска и показухи. Это кружок «быстрых зарисовок», но для людей, которые готовы и хотят учиться долго.

Будет не больно


В этот день пришли рисовать с натуры трое художников и каждый меня предупредил, чтобы я не ждала многого: они не профессионалы, а только учатся. Все выбрали для работы разные техники: масло, компьютерная графика и угольная графика. Организаторы рассказали, что на «портрет» обычно так и приходят - от 3 до 6 художников. А есть еще направления «Полуобнаженная фигура» и «Обнаженная фигура». Здесь поинтереснее (с художественной точки зрения), потому в студии собирается и до 20 человек. На 15 квадратных метрах тесновато, но разместиться можно.

Три часа тебе сидеть. Выбери позу поудобнее и запомни какую-нибудь точку на стене - будешь на нее смотреть все время, чтобы мы взгляд смогли срисовать. Смотрю на стену, а она вся в точках-дырочках. Понимаю, что не для натурщиков, что здесь просто на гвоздях листки держались, но в душе даже благодарность. Я себе одну выбрала - не большую и не маленькую, среднюю такую - и уставилась в нее.

По комнате поплыл запах масляных красок - значит, начали рисовать. Спустя какое-то время я даже перестала моргать, и начали мне из точки вырисовываться лошади, летающие драконы и вертолеты. Глаза закрываться начали, спина с шеей затекли. Я мельком - раз! - на часы, а стрелка только на две черточки передвинулась. Десять минут всего прошло! Сразу вспомнила о чемпионате по ничего-не-деланию у японцев. Когда читала, думала, ерунда какая-то, а теперь понимаю: герои!

- Хочешь отдохнуть? - меня спрашивают как будто откуда-то издалека.
- Нет-нет, я в порядке, - говорю, а сама думаю: «И что я не согласилась?» Ну ладно, еще полчаса - и отдых.

Надо справедливости ради сказать, что мне еще повезло позировать сидя. Ведь я пришла на встречу «Женский портрет», а есть и более изощренные, например, «Быстрые наброски», где человеку («натуре» - на языке художников) нужно менять позу каждые 10−15 минут. И это не просто голову повернуть в другую сторону или взгляд опустить, а по-новому выгнуться, согнуться или встать на цыпочки. Есть еще «Обнаженная фигура», где натурщицы - только девушки, мужчин почему-то не пускают. За позирование девушкам художники даже платят деньги - и за смелость, и за труд: замереть им в одной позе нужно на 2−3 часа. Как и мне, только мне-то - сидя, а им - стоя.

Каждые полчаса мы делали перерывы, но я не заглядывала в наброски. Почему-то было очень страшно увидеть себя такой, как тебя видят художники. Потом я посмотрела фотографии еще не завершенных работ и поняла: правильно, что не смотрела. На портрете сначала прорисовываются самые значимые линии: в моем случае были глаза и тени под глазами. А больше в овале ничего нет! Представляете, как это выглядит? В законченных работах, правда, все линии смотрятся гармонично, не выделяются.

Итак, спустя три часа с перерывами я наконец-то увидела все свои три портрета в трех разных техниках. Один мне даже разрешили забрать домой.

13.09.2016