«Для тебя»:
дверь в сердце
Финци Паска

Четвертый и самый личный спектакль Даниэле Финци Паска, посвященный памяти его супруги, Платоновский фестиваль показывает в эти дни на сцене Театра оперы и балета.


Привозить шоу компании «Финци Паска» стало для Платоновского фестиваля искусств хорошей традицией: в 2016 году мы посмотрели камерное «Белое на белом», а в прошлом — большой и яркий спектакль «La Verita». На этот раз зрители Платоновфеста первыми в России увидели постановку «Для тебя» (Per te) — театральное посвящение Жюли Амлен, супруге Финци Паска и сооснователю компании, которая умерла после продолжительной болезни за три недели до премьеры спектакля в 2016 году.

«Те, кого я люблю, созданы из материи хрупкой и прекрасной. Это ранимые и переменчивые существа. Они сильны, потому что у них глубокие корни, а не потому что умеют драться; они защищаются молча, но кричат как полоумные от страха, когда им делают укол, они падают в обморок при виде крови. Не зная, что сказать, они подходят и просто обнимают тебя, чтобы избавить тебя от лишних вопросов. Мои родители, моя любимая, ряд моих друзей созданы из этой, столь особенной материи. Я занимаюсь тем, что рассказываю их истории». (Из книги Факундо Понсе де Леона «Даниэле Финци Паска. Театр ласки».)


История эта, как, впрочем, и все остальные, которые показывает создатель «театра ласки», похожа на сон, сотканный из воспоминаний о море и снеге, губной помаде и коробках, бесед о пустяках и разговоров о важном, дружеских чудачеств и неподдельном чувстве утраты близкого друга. Будто бы небесное воинство, меняя бряцающие сверкающие доспехи на белоснежные крылья, ситцевые платья и алые одежды и притворяясь клоунами и акробатами, репетирует спектакль человеческой жизни.

«Первоначальной идеей было показать внутренний „сад“ каждого из нас, — говорит Беатрис Саяд, играющая ангела — временами ослепительно прекрасного, временами трогательного и комичного. — Но когда не стало Жюли, ее „сад“ стал для нас бо́льшим источником вдохновения. После ее ухода в мае и до премьеры спектакля в октябре 2016 года нам всем вместе нужно было вырастить новый сад, главный цветок которого отсутствовал».


Именно поэтому клоуны Финци Паска, вытанцовывая свой «танец ухаживания перед человечеством» в этом спектакле являются еще и соавторами, а не просто рассказчиками чужой очень личной и грустной истории. «Когда ты интерпретируешь чужую трагедию — все иначе, нежели когда ты рассказываешь о трагедии, которая произошла с тобой… Но Даниэле всегда находит способ рассказать о глубоких вещах легко. Если вам нужно сказать что-то печальное, он даст вам крылья, чтобы облегчить эту задачу», — отмечают актеры.

Дверь на фоне неба с облаками, окаймленная светом. Это дверь во внутренний мир труппы и в сердце ее создателя, а за ней творится уже узнаваемая нежная и пронзительная магия: сплетаются в воздушном танце огромные полотна-шарфы, летают люди, газеты и листья, бегают по кругу красные шарики — капли крови, кружится вихрь снежных бабочек, парит целлофановая фата, вырастают леса, а ангел на зависшей в воздухе скамейке поливает из лейки клоуна-неудачника. Последнему часто снятся смешные кошмары, например о том, как он сидит голый среди друзей, а никто этого не замечает. «В реальной жизни я бы не переживал по этому поводу, потому что уверен, что у меня хорошая фигура. Но во сне почему-то меня это тревожит».


Во время спектакля вовсю трудятся сценические вентиляторы. Череду лирических номеров, которые объединяет ветер, поднимающий в воздух все символы жизни, разбавляют милые дурачества труппы: актеры собираются на красной лавке в «саду Жюли», рассказывают свои сны, подшучивают друг над другом, поют песни, одним словом, веселятся от души. Но в отличие от рыцаря, корчащегося в комичной агонии («Скажите маме, я ее люблю»), или ангела, пронзенного копьем, люди испытывают при потере близкого человека боль совсем другого порядка. И если первую часть спектакля зрителя ласкали воспоминаниями и маленькими нежностями, вторая заставляла сердце сжиматься от осознания утраты. «Почему в языке так много слов, именующих разные виды макаронных изделий, и так мало для описания оттенков человеческой грусти», — удивляется ангел. И действительно, почему не существует подходящего слова для того, кто потерял своего ребенка? Или друга? Разбитое сердце превратилось в два. «Делить — значит умножать, только так можно выстоять», — утверждает Финци Паска в финале спектакля. Продолжать делиться своей любовью, ведь «иногда объятия стоят тысячи слов».


«Ей сказали, в прошлой жизни она была рыцарем», — звучит в начале спектакля, и один из воинов в доспехах взмывает вверх, в небо. В конце актерская рать друзей Жюли снимает свои латы, как обнажают голову, провожая в последний путь — к вечной жизни и вечной памяти.

<iframe width="740" height="416" src="https://www.youtube.com/embed/woq9chLwKvA" frameborder="0" allow="accelerometer; autoplay; encrypted-media; gyroscope; picture-in-picture" allowfullscreen=""></iframe>


Дарья Кобзаренко
Фотографии Андрея Парфенова
06.06.2019