Violet:
создать тусовку для интровертов

В преддверии концерта группы Violet в баре «Нигилист» «Афиша+» встретилась с её участниками Артуром Ростовым и Александром Семеновым на месте предстоящего выступления и поговорила с ними о «новой русской волне» и русском рэпе, молодежи 2010-х и самых заметных музыкантах этого десятилетия, воронежской инди-сцене и пользе выступлений на разогреве у западных рок-звёзд.


- Вы же играли на разогреве у знаменитых нью-йоркских шугейзеров A Place to Bury Strangers…

- (Артур) Да, это было наше лучшее, наверное, выступление! Я помню, как мы подходим к клубу, а там стоят чуваки в какой-то грязной стрёмной одежде, я подумал, что это какие-то местные джанки. Оказалось, что это и есть A Place to Bury Strangers. Мы познакомились, они очень общительные, простые парни.
- (Александр) Атмосфера у них на концертах прекрасная, и играют они настолько зажигательно! Шум, дым, люди друг на друга залезали. В общем, прокачались хорошо.

- Далеко не каждая воронежская группа может похвастаться соизмеримым достижением. Это как-то сказалось на вашей карьере, продвинуло группу? И вообще, почему вы после этого до сих пор не в Москве?

- (Артур) В целом это нам никак не помогло продвинуться. Может быть немного, в очень узком кругу людей, которые разбираются в такой музыке. После концерта подходили чуваки, говорили: «Вы вообще красавцы, всё правильно делаете».

- Вы же ещё открывали концерты Motorama, Дельфина, например. Что больше всего запомнилось, и научились ли вы чему-нибудь у исполнителей, на разогреве у которых выступали?

- (Артур) Ничему не научились. Могу сказать точно, что мы звучали лучше, чем The Offspring, например. Хотя, казалось бы, чекались мы всего пять минут. Нам сказали, вы типа никто, у вас пять минут, чекайтесь и уходите. Дельфин вообще даже не здоровался. А в случае с A Place to Bury Strangers было приятно прикоснуться к какой-то истории, познакомиться с чуваками, которые вообще мыслят по-другому. Я думаю, что когда мы доделаем альбом, я попытаюсь связаться с ними. Мне просто интересно их мнение.

- В своём недавнем интервью основатели концертного агентства Pop Farm заметили, что можно сколько угодно играть на разогреве у западных знаменитостей, и это никак в России не отразится на твоей популярности. Мол, нет в нашем шоу-бизнесе некоторых основных элементов. Согласны ли вы с этим утверждением? Как по-вашему можно исправить эту ситуацию?

- (Артур) Начнём с того, что, несмотря на свою популярность в Европе, A Place to Bury Strangers практически неизвестны в России. Поэтому выступление у них на разогреве никак и не отразилось на нашей известности. А вот выступление на разогреве у The Offspring нам действительно помогло. Не то, чтобы мы стали суперзвёздами, но это был аргумент для людей. Вот, мол, группа что-то сделала крутое.

- А что в России действительно может помочь молодой инди-группе продвинуться?

- (Артур) В России только кумовство работает. Если кто-то вроде Степана Казарьяна (организатор фестиваля «Боль», - прим. ред.) скажет, что, вот, группа Violet - самая крутая, на следующий день внимание к нам будет суперповышенное.

- А он так скажет, потому что вы действительно ему понравитесь, или он будет руководствоваться какими-то другими мотивами?

- (Артур) Он так не скажет! Потому что не увидит в нас коммерческого потенциала. Нас не будут слушать 15-летние дети.

- Кстати, как вы относитесь ко всей этой «новой русской волне», которую фестиваль «Боль» продвигает?

- (Артур) Она ни о чём совершенно. Я так говорю не потому, что я сноб, я не сноб совершенно. Просто группы этой «волны» очень слабые. Они сейчас играют на полном серьёзе то, что было актуально во всем мире в 2008 году, и продвигают это как что-то эксклюзивное.


- А что вы думаете о невероятной популярности рэпа, в частности, в нашей стране? Те же Pop Farm, например, считают, что это «сезонное явление». А вы как думаете, пройдёт и забудется, или рэп будут вспоминать как серьёзную составляющую музыки 2010-х?

- (Александр) Вспоминать-то будут, но как guilty pleasure. Я уверен, что это пройдёт. Мне кажется, во всем виноват Apple Music, точнее их российские чарты. Это ужас. Они форсят всё это, а народ ведётся.
- (Артур) Сложно ответить, но сейчас это самая главная музыка однозначно. Самая главная и самая простая. Сейчас форма важнее того, что внутри. Сейчас время кача пришло.
- (Александр) Хип-хоп стал настолько популярным, потому что это проще всего. Сделать биты - это какие-то пять минут.
- (Артур) Зачем делать, их даже скачать можно!

- Но у них же главная нагрузка в тексте…

- (Артур) Эта нагрузка там зачастую очень условная.

- Почему же это стало так массово популярно?

- (Алекснадр) Для того, чтобы рэп так разросся, были все предпосылки. Была же определенная тусовка, проводились какие-то «Сникерс-урбании», тот же Нойз МС постоянно там что-то выигрывал. А потом в какой-то момент это прорвалось, потому что кто-то выпустил что-то совсем попсовое и это хорошо продалось. И вдруг выяснилось, что даже у меня в подъезде таких талантов живет сотня…

- Кто-то нравится из отечественных рэперов?

- (Артур) Да, Canicool, проект участников «Копов в огне». Я привозил в Воронеж чувака оттуда, Миха Арчанга зовут. Более или менее положительно я отношусь к Антохе MC. Безусловно, Хаски люблю.

- А как вы относитесь к тому, что наши рэперы, заполучив определенную аудиторию за счет, скажем так, эпатажа, пытаются сделать что-то более серьёзное - заигрывают с рок-музыкой, как тот же Хаски, или резко переходят в текстах от подростковой тематики к политической повестке дня?

- (Артур) Это ты про Фейса что ли? Про него не могу сказать точно, иногда мне кажется, что у него реально в голове что-то есть. У него есть возможность влиять на молодые умы, у меня такой возможности нет и не будет. Это хорошо, что чувак меняется, в любом случае. А насчет Хаски, я не считаю, что его творчество становится менее серьёзным, если он не играет живую музыку. Но двигаться в сторону более живого звучания - это правильно.

- То есть будущее хип-хопа за его смешиванием с другими жанрами?

- (Артур) Да, конечно, они пытаются сделать так, чтобы обёртка была более интеллектуальная, это сразу обращает на себя внимание. Как Кендрик Ламар: ты добавляешь джаз в свой хип-хоп и сразу звучишь по-другому. Слушатель такой - вау! Его качает, но это как-то странно. Но всё равно это рэп.


- Как вы считаете, молодёжь 2010-х чем-то отличается от предыдущих поколений?

- (Артур) С ними реально намного труднее, чем с нами было.

- Вы не были такими?

- (Артур) Вообще нет!
- (Александр) Я недавно поймал себя на том, что не очень понимаю, что молодежь делает.

- Ты не понимаешь, потому что взрослеешь, и так называемый generation gap становится всё больше? Или действительно это поколение не похоже на всё, что было до этого?

- (Александр) В каком-то смысле все поколения разные, но тут я что-то совсем не понимаю, на что они ориентируются. Интернет сделал так, что все поголовно обсуждают одни и те же темы, нет разнообразия интересов. Сейчас всё слишком глобально.

- А не кажется тебе, что за этим последует обратный эффект? В результате ребята скажут: «Что это мы все такие одинаковые, давайте срочно отличаться»…

- (Александр) Я думаю, так и будет. Мне кажется, пока рано говорить, может быть, это поколение ещё себя как-то проявит…
(Артур) Или нет! Судя по всем этим рэперам, это поколение реально страдает больше всех. Все предыдущие были более жизнерадостные.

- Ой да ладно, Курт Кобейн капец какой жизнерадостный был! Мне кажется, в этом плане как раз ничего не меняется, подростковой депрессии во всех поколениях хватало.

- (Александр) Я, кстати, тоже считаю, что здесь не меняется вообще ничего.
- (Артур) Зато вокруг всё меняется.

- А есть какие-то плюсы у этого поколения? А то вы одни минусы называете…

- (Артур) Они более открытые.

- Да, кажется, что они проще ко всему относятся…

- (Артур) Ну да, мамка же заплатит!


- Кто, по-вашему мнению, самые заметные новые музыканты 2010-х годов?

- (Артур) Для меня это Animal Collective.
- (Александр) Arcade Fire, Grizzly Bear.

- Ну, они все в 2000-х появились…

- (Артур) Если нужно назвать кого-то, кто появился после 2010-го, то я с ходу не назову ни одну группу! Кажется, что все появились в середине нулевых. О, alt-J - очень крутая группа, новаторская по-настоящему! Мне нравится, как они чистую, не перегруженную гитару используют.

- А из недавно прослушанного что-нибудь зацепило?

- (Артур) Мне Electrolith очень понравился, это самая крутая электронная группа у нас сейчас. Это проект одного человека, парня из Украины. Мне кажется, это должно выстрелить. Украинские музыканты всегда звучат лучше наших, это факт. Я когда искал барабанщика для записи нашего альбома, то остановился на барабанщике из Украины, он играл с PianoBoy, например. Просто безумно талантливый музыкант.
- (Александр) Ой, мне что-то ничего в голову не приходит…

- Ну ты же сейчас в наушниках пришел, что у тебя в них звучало?

- (Александр) Я подкасты слушаю…

- То есть культура прослушивания музыки альбомами умерла? Зачем вы тогда альбом записываете?

- (Александр) Потому что нам нравится!

- Выпускайте синглы!

- (Алекснадр) Мы как бы и не против выпускать синглы…
- (Артур) Но альбом нужен! Что мы будем делать с этими синглами? У нас, кстати, песни получились абсолютно разные…
- (Александр) Мы уже думаем, может, их на две пластинки поделить?

- У вас настолько много материала?

- (Артур) На самом деле у нас материал отсеивается очень быстро. Мы можем взять и забанить какую-нибудь песню, которую фанатки «Пошлой Молли» с удовольствием бы слушали.

- То есть вы целенаправленно отказываетесь от каких-то очевидных поп-номеров?

- (Александр) Да нет, просто нам, например, становится неинтересно какую-то песню играть.

- Но при этом вы видите её потенциал, понимаете, что она может выстрелить?

- (Оба) Конечно!

- Ясно, просто вам нужен менеджер! Который скажет, всё, ребята, вот этот трек выпускаем синглом! (все смеются)

- (Александр) Если бы мы шли на поводу у какого-то менеджера, мы бы накрылись быстро.
- (Артур) Зато деньги бы зарабатывали! Богатыми стали бы! Мне часто говорят, сделай одну группу для быдла, деньги зарабатывай, а другую - для души.


- Почему вы, кстати, название группы сменили? Была же вполне себе успешная Surfer Rose?

- (Артур) Это была совершенно другая группа. Мы сейчас к ней совершенно никакого отношения не имеем.

- Но костяк группы - вы двое и гитарист Серёжа Науменко - остался прежним?

- (Артур) Остался. Но глобально всё поменялось. Мы всё переосмыслили.

- И обязательно нужно было название менять? Многие группы эволюционируют, не меняя названия. The Cure, например, в начале карьеры - это одна группа, а в конце - совсем другая.

- (Александр) Ну, это в том случае, если группа уже известная, бренд.
- (Артур) Мы просто не хотим старую историю тянуть дальше. Я не говорю, что всё было плохо, но нам сейчас то, что мы делали тогда, не нравится.
- (Александр) В определенный момент участники Surfer Rose начали тянуть каждый в свою сторону. И это привело к тому, что история группы подошла к концу.

- Кстати, вы же уже довольно долго втроем играете, с 2011 года. Не надоели другу другу? Случаются конфликты?

- (Артур) Бывают конфликты, но не в этом дело! Мы просто очень подходим другу другу. Я не представляю себе как мы будет играть без Серёжи, например.

- А вы, кстати, не ревнуете Серёжу? У него же вроде какой-то дуэт с молодой инди-певицей образовался…

- (Артур) Нет, не ревнуем, конечно!

- Вы поддерживаете это его начинание?

- (Артур) Нет, не поддерживаем. Если честно, нам не нравится! Я не думаю, что и ему это нравится. Просто ему, наверное, деньги платят за концерты. Я бы таким, например, не стал заниматься. Но это его жизнь, он человек взрослый, хороший музыкант, пусть что хочет, то и делает.

- То есть вы не против сайд-проектов внутри коллектива?

- (Артур) Да это не сайд-проект!
- (Александр) Да мы даже не заметили этого…

- А представьте, выстрелит этот проект, и Серёжа поедет в тур…

- (Артур) Он-то, конечно, поедет! Но это не выстрелит. (смеётся)

- А кто-нибудь из воронежских исполнителей вам симпатичен?

- (Артур) Вообще ничего не нравится…
- (Александр) Может мы просто не всё слушали.

- А вот то, что Антон Матвеев делает для местной инди-сцены, пытаясь всех сдружить, - это хорошее дело? Его «Такие» могут вырасти во что-то большее?

- (Артур) Мне кажется, это полный бред! Ему кажется, что он кто-то вроде местного Джона Пила, собрал всё, что было в Воронеже, и сказал «Это шикарно!» Но это не шикарно.

- Ну, там разные группы, я не все слышал, но мне, например, Sheepray нравится…

- (Артур) Кстати, из этих всех групп Sheepray - это реально хорошая группа! Никита молодец. Я не фанат того, что он делает, но он это делает хорошо.

- Ну вот, значит нашли одну небольшую симпатию…


- Я помню, что вы планировали активную гастрольную жизнь в этом году?

- (Артур) Да, проблема в том, что мы очень долго пишемся! Когда мы запишем альбом, мы не будем его сразу выкладывать, я хочу по старинке связаться с чуваками, которые занимаются промоушеном, может с лейблом каким-нибудь.

- А если вам там скажут, что нужно полностью перезаписать альбом? Вот вам саундпродюсер знаменитый, он работал с Arcade Fire…

- (Александр) Если у них деньги есть на это дело, то почему бы и нет? Мы любим экспериментировать со звуком! Мы только за! Мы хоть два раза перезапишем!
- (Артур) Мы сейчас пишемся на питерской студии с известным питерским звукачом, который уже 25 лет в этом деле, со времен клуба TamTam. Это чувак суперталантливый, но он никогда не скажет «это фигня, давайте сделаем по-моему», он прислушается к нам, мы всё будем обсуждать вместе. Он взялся за нас не потому что он хочет бабло срубить, ему явно интересно.

- Вы постоянно говорите, что Violet - группа студийная, что вам нравится сидеть и копаться в звуке. А концерты - это так, проверить, всё ли в порядке.

- (Александр) Ну, на этом этапе так.

- Неужели не мечтаете о каких-нибудь крутых концертах, чтобы девушки на сцену что-нибудь бросали?

- (Артур) Мы имели в виду вот что. У нас три музыканта старых и два новых. Мы их выбрали, они, безусловно, талантливые, но их надо раскачать. И вот мы их раскачиваем всё это время. И потом, выступать в Воронеже негде. Мы выступили два раза в «Петровском», не знаю, зачем мы это сделали, звук там ужасный. Бессмысленные концерты были. В «Нигилисте», я уверен, всё будет иначе. Тут хотя бы будет движуха. Люди точно не ожидают того, что мы будем здесь играть!

- Кстати, в одном из интервью двухлетней давности вы жаловались на отсутствие концертной инфраструктуры в Воронеже. Изменилось ли что-то с тех пор? Стало лучше или хуже?

- (Артур) Хуже стало сильно! Владельцы площадок, люди, у которых были ресурсы, чтобы заниматься этим, похоже, теперь живут в других странах, бухают там, наверное, не знаю. Например, «Сто ручьев» - что с ними стало? Прощёлкали место. Или «Среда обитания». Я скептически всегда относился к этому месту, но там мы играли с какими-то немцами, там была какая-то движуха. А сейчас люди готовы заниматься только тем, что точно принесёт бабла.
- (Александр) Я думаю, что мы тут немного не в свою тему влезаем. Мы тут ничего поправить не можем. Единственное, что мы можем - это свои какие-то тусовки организовывать. И я думаю, мы когда-нибудь это попробуем.
- (Артур) Получится такая тусовка интровертов! Потому что люди, слушающие музыку, которую мы делаем, очень необщительные.

- Но зато они точно общаются, когда оказываются в кругу единомышленников…

- Вот мы и хотим их всех собрать как-нибудь вместе! Таких мало в Воронеже, и им очень трудно здесь живётся.

Violet @ВК
Violet @Soundcloud
Violet @Apple Music

<iframe width="740" height="416" src="https://www.youtube.com/embed/SSa-Q2hvji0" frameborder="0" allow="autoplay; encrypted-media" allowfullscreen=""></iframe>


Роман Дранников
Фотографии Евгении Небольсиной
19.09.2018