«Черный клановец»:
пранк, как средство
от расизма

В русском iTunes появился новый фильм Спайка Ли «Черный клановец» (BlacKkKlansman), за который он получил Гран-при жюри последнего Каннского кинофестиваля. Делимся впечатлениями от просмотра.


Новая работа Спайка Ли - плотно спаянные комедия и политическая драма с намеком на триллер в некоторых моментах. Америка, 1970-е. Расцвет блэксплотейшна, пик активности «Черных пантер» - радикалов, призывавших к вооруженному противостоянию расизму, а еще период третьего рождения ку-клукс-клана, расистской и антикоммунистической организации, основанной еще в 1865 году.

Рон Сталлуорт (Джон Дэвид Вашингтон) - афроамериканец, мечтающий служить порядку и делать этот мир лучше. Он становится полицейским, затем идет по заданию на собрание «Черных пантер», где влюбляется в активистку Патрицию (Лора Хэрриер). Он хочет совершить подвиг, а его ставят работать в архив. Тогда он звонит в местное отделение ку-клукс-клана и просит его туда принять. Рон преследует цель разоблачить организацию изнутри, вскрыв заодно ее связь с правительственными кругами.


Отличная завязка, сулящая бодрое развитие сюжета. Мало похоже на правду, да? А ведь это по мотивам мемуаров реального детектива Рона Сталлуорта, попавшего в такую историю в 1970-х.

Вскоре у Сталлуорта завязывается «дружеское» телефонное общение с руководителем ячейки Уолтером Бречуэем (Райан Эгголд). Пока Рон почем зря костерит черных, полицейские в отделении валяются под столом от смеха. Вся ситуация напоминает описанное Куртом Воннегутом в романе «Мать Тьма». Там добропорядочный американец Говард У. Кэмпбелл-младший, в 1941 году завербованный разведкой, устроился диктором на нацистское радио, где занялся махровой антисемитской пропагандой. Радикальные лозунги в закодированном виде содержали в себе секретные сведения о положении внутри Германии и на фронтах войны.


Вы спросите - как Рон Сталлуорт, будучи черным, может прийти в осиное гнездо оголтелых ККК? Конечно, никак! Вместо Рона в стан врага отправляется его коллега, чистокровный еврей Циммерман (Адам Драйвер), который там строит из себя махрового шовиниста и чуть ли не чистокровного англосакса. Отдельно порадовала сцена, где Циммерман, дабы не разрушить свое и так шаткое реноме «своего парня», рьяно палит из пистолета по скрывающемуся от клановцев Рону: «А ну, проваливай, чертов ниггер, и не смей возвращаться!». В другой примечательной сцене клановцы, в сотый раз пересматривая «Рождение нации» Дэвида Гриффита, поглощают попкорн и дружно матерят «чернокожих ублюдков» на экране.

Тут понадобится историческое отступление. Гриффит - новатор кино, он изобрел параллельный и перекрестный монтаж, превратив рутинный процесс обрезания и склейки пленки в творчество. Он же доказал, что синематограф способен быть чем-то большим, чем балаганное развлечение, что он может говорить о человеческих проблемах, как минимум, на уровне хорошей литературы, живописи и театра. Но одновременно с этим он снял стопроцентно расистский фильм, экранизировав пьесу Томаса Диксона-младшего «Участник клана». Сделанная на высоком техническом и художественном уровне работа Гриффита воспевает ку-клукс-клан. Все чернокожие там, конечно же, играют отрицательные роли. Но забавно вот что: в фильме Гриффита не обнаружено ни одного афроамериканца, их роли выполняют европеоиды, обмазанные гуталином, что легко понять по форме носа и губ. Дэвид Гриффит впоследствии реабилитировался, сняв «Нетерпимость» и «Сломанные лилии» - фильмы, проникнутые гуманистическими ценностями. Но «Рождение нации», вместо того, чтобы остаться артефактом, уйти в историю, остается руководством к действию для многих недалеких и ожесточенных людей.


Кевин Уиллмотт, сценарист «Черного клановца», ставил своей непосредственной задачей отменить «Рождение нации», вырвать его из повестки дня и отправить в музей. Это его вторая совместная работа со Спайком Ли. Предыдущая - «Чирак», мюзикл в жанре блэксплотейшн, основанный на «Лисистрате» Аристофана. Также в 2004 году Уиллмотт срежиссировал «КША: Конфедеративные Штаты Америки», жутковатый мокьюментари, представляющий собой фантазию на тему «Что, если бы конфедераты победили северян в Гражданской войне 1861−1865, и расизм бы стал официальной идеологией».

Очевидно, что Спайк Ли и Кевин Уиллмотт, будучи политизированными кинематографистами, не могли снять просто фильм о занятной истории из 70-х. Конечно, создатели «Черного клановца» подводят всё к современности, к правлению Трампа. Отсюда и документальная вставка с места событий в Шарлоттсвилле - с трагически известного митинга против ультраправых сил, на котором погибла Хизер Хейр, попав под машину, на скорости въехавшую в демонстрантов.


Фильм не назовешь вершиной творчества Спайка Ли, но это многомерное произведение, работающее на нескольких уровнях. «Черного клановца» можно смотреть на развлекательном уровне - как комедию, где радикалы показаны дергаными мужиками с комплексами, а пранк* выступает главным козырем в работе полиции. Тут нет ничего удивительного: кинокомедия со времен Чаплина помогает разоблачать пороки общества.

Но также «Черный клановец» работает и на уровне актуальной повестки дня, и на уровне разоблачения мифов, ответственность за создание которых лежит и на художниках в том числе. Фильм начинается с псевдодокументальной вставки, где важный политик с экрана заявляет о том, что «белая нация в опасности». В записи присутствуют неудачные дубли, напоминающие нам о том, что информация в медиа - это зачастую смонтированная по чьему-то усмотрению пропаганда, и чем технически безупречнее она сделана, тем она опаснее.

* Телефонное хулиганство, телефонный розыгрыш.

<iframe width="740" height="416" src="https://www.youtube.com/embed/-19rZET5wZc" frameborder="0" allow="accelerometer; autoplay; encrypted-media; gyroscope; picture-in-picture" allowfullscreen=""></iframe>


Ярослав Солонин
06.12.2018