«Джазовая
провинция - 2018»:
да здравствует Норвегия!

Трубач, оказавшийся волшебником, «Полюшко-поле» по-норвежски, испано-индийский «Караван», заглушенные струны рояля - что воронежцы услышали на заключительном концерте фестиваля «Джазовая провинция».


5 ноября в Воронеже завершилась очередная «Джазовая провинция». На заключительном концерте фестиваля перед воронежцами выступили музыканты из Норвегии, Великобритании и России.

Постоянному ведущему фестивальных концертов, главному редактору журнала «Джаз.ру» Кириллу Мошкову, на этот раз составил компанию патриарх отечественного джазоведения Владимир Борисович Фейертаг, творческая встреча с которым прошла в тот же день в книжном клубе «Петровский». Автор первой в истории книги о джазе на русском языке представил воронежцам свою новую работу «А почему джаз?», вышедшую в августе.

Владимир Борисович продемонстрировал здоровое чувство юмора, когда между объявлением о его выходе на сцену и появлением у микрофона образовалось несколько секунд тишины. Заявив о своем негативном отношении к тишине, он привел случай из давних советских времен, когда перед одним из джазовых концертов его «накачивали»: «Тишины быть не должно. Представляешь, что будет, если вдруг она возникнет и кто-то выкрикнет „Да здравствует Америка!“? Тогда весь твой джаз сразу закончится».

Впрочем, Америки на повестке дня не было. Была Норвегия, которой Кирилл Мошков из раза в раз не устает восхищаться, и которая вполне заслуживает такого выкрика из зала. Страна, богатая нефтью, которая вся принадлежит государству. Государство, 8% своих трат направляющее на развитие музыки. Музыка, являющаяся одной из визитных карточек страны. Пианист Эспен Эриксен - один из «плодов» этой политики. В 2015 году он уже очаровал Воронеж со своим трио. На этот раз он выступал в дуэте с трубачом Гуннаром Халле.


Пожалуй, никогда не приходилось сталкиваться с таким тембральным разнообразием трубы. Труба, относящаяся к группе медных духовых, в руках Гуннара порой звучала как самое настоящее «дерево», как армянский дудук. Все же не зря в фестивальном пресс-релизе Гуннар был назван волшебником. И никаких типичных для трубы пронзительных звуков! Все очень камерно, проникновенно, тонко, неспешно, редко-редко случится какой-нибудь динамический всплеск. Эспен тоже, как мог, играл тембрами, хотя его инструмент дает минимум возможностей для этого. Заглушив струны рояля тканью, Эриксен добился колкого клавесиноподобного звучания, которое вкупе с минималистичной трубой помогало рисовать картины северной природы.

Однако в выступлении норвежцев нашлось место и песне из России. Объявив об этом, Эспен признался, что не знает названия этой музыки, но надеется, что ее опознаем мы. Тема, положенная в основу композиции, оказалась действительно знакомой с детства, но при этом не получалось вспомнить ни слова из этой песни, чтобы забить в поисковик. Пришлось порядком напрячься, чтобы найти нужный ответ. Песня «Полюшко-поле», написанная в 1933 году, оказалась детищем композитора Льва Книппера и поэта Виктора Гусева - при том, что ее часто считают народной.


После выступления норвежцев отец-основатель фестиваля Леонид Винцкевич представил свой очередной проект, в котором принимают участие его сын Николай Винцкевич (саксофоны), британец Стив Кершоу (контрабас) и Вартан Бабаян (ударные). Неизвестно, совпадение ли, или Винцкевич-старший просто решил повторить за Эспеном Эриксеном, но и он однажды в своем выступлении применил глушение струн рояля. Удивляло, что долгое время соло исполняли все музыканты квартета, кроме… барабанщика. И даже когда соло ему наконец досталось, оно было не слишком большим и звучало в сопровождении других музыкантов.

Вскоре к квартету присоединилась певица Ксения Коробкова, которую мы уже видели с этим составом на прошлогоднем фестивале. Показалось, что на этот раз Ксения выглядела увереннее, а в одном из моментов вместе с Николаем Винцкевичем принялась активно вовлекать в происходящее зал. Пришлось и нам немного попеть…


Давид Голощекин - легенда отечественного джаза, основатель первой и единственной в мире филармонии джазовой музыки, человек, которому доводилось музицировать на сцене с еще более легендарным Дюком Эллингтоном, наконец, создатель собственного джазового ансамбля, который в декабре отметит 50-летний юбилей.

По словам Голощекина, сцена нашей филармонии - самая высокая в России. Человеку с таким огромным исполнительским опытом, неоднократно исколесившему всю страну вдоль и поперек, можно верить. Тем ценнее, что при всей этой массе пережитых событий и увиденных лиц он помнит нашего земляка Юрия Верменича, исследователя и историка джаза, критика, педагога, автора нескольких книг о джазе, ушедшего из жизни два года назад. Именно ему Голощекин посвятил исполнение композиции Хоуги Кармайкла «Stardust», написанной в 1927 году, которую Верменич очень любил.


Мультиинструменталист Голощекин привез в Воронеж всего два своих инструмента, флюгельгорн и электроскрипку - при том, что он еще и саксофонист, и вибрафонист, и пианист. Впрочем, с таким пианистом, какой есть у него в ансамбле, за партию рояля можно не беспокоиться: Николай Сизов, известный воронежскому зрителю по участию в прошлогоднем фестивале в составе квинтета Baltic All Stars, проявил себя как потрясающий музыкант. Скорость мысли, скорость и точность пальцев, деликатность при аккомпанементе, инициатива и невозмутимость в сольных разделах - он, на наш взгляд, выдал, наверное, идеальную игру. А уж когда на сцену вышла певица Юлия Касьян, они вдвоем исполнили такую красоту!..

Юлия Касьян, по выражению Давида Голощекина, «родилась в недрах филармонии джазовой музыки». Юлия - обладательница очень гибкого голоса, которым она способна вытворять много всяких фокусов. Этот ресурс позволил ансамблю присовокупить к началу всем известного «Каравана» внушительное вступление, которое началось как испанский танец малагуэнья при непосредственном участии гитариста Гасана Багирова, потом постепенно превратилось в нечто восточное за счет подражания Юлии и Голощекина индийским рабанастрам, и лишь спустя добрую пару минут зазвучала знаменитая тема.


Вечер по традиции завершился всеобщим джемом, в ходе которого на сцену вышли, кажется, все участники концерта плюс наш, воронежский мэтр Игорь Файнбойм.



Кирилл Радин
Фотографии Андрея Парфенова
06.11.2018