«Мертвые не умирают»: актерский капустник
с зомби

«Мертвые не умирают» — новый фильм Джима Джармуша, который открыл 72-й Каннский фестиваль, — с 11 июля в российском прокате. Рассказываем, что будет, если собрать ваших любимых актеров и отправить их сражаться с зомби.


В вымышленном американском городе Сентервилль происходит что-то неладное: животные становятся агрессивными и убегают в лес, ночью не темнеет, а мертвецы оживают: оказывается, Земля сошла со своей оси. Экологическая катастрофа приводит к зомби-апокалипсису, который затронул всю планету. Команда по спасению Сентервилля ничуть не удивляется происходящему и абсолютно спокойно начинает собирать оружие, которым, по завету всех фильмов о зомби, необходимо сносить головы мертвякам (к слову, зомби умирают здесь эффектно: без крови, слизи, просто рассыпаясь в черную пыль).


Джармуш мельком обозначает характеры героев: шеф Робертсон (Билл Мюррей) — уставший от жизни полицейский, его помощник офицер Петерсон (почти «Патерсон», Адам Драйвер) — пессимист, повторяющий как мантру «ничем хорошим это не кончится». Здесь есть и компания подростков-хипстеров, проезжавших мимо, и отшельник Боб (Том Уэйтс), который комментирует происходящее, спрятавшись в лесу с биноклем, и работницы дайнера, путающие творчество и биографию Фицджеральда. Есть и жестокий фермер Фрэнк (Стив Бушеми) в кепке с надписью «Сохраним Америку белой», и афроамериканец Хэнк (Дэнни Гловер), который лишь качает ему в ответ головой. Не вписывается в быт Сентервилля разве что недавно приехавшая Зельда Уинстон (Тильда Суинтон), которая стала владелицей местного похоронного бюро: мастерски управляющаяся с самурайским мечом, она явно не от мира сего.


Город живет по инерции — так же, как и восставшие зомби, привычно запивающие прием пищи (теперь уже человеческой плоти) кофе. Взрослые бродят в поисках вай-фая и блю-туcа, дети просят игрушек и сладостей, вот и получается, по Джармушу, что единственное отличие восставших мертвецов от живых людей — желание поедать плоть. Чуть ли не в каждой сцене героев преследует написанная специально для фильма песня Стёрджила Симпсона «The Dead Don’t Die»; саундтрек, пожалуй, лучшее, что вас ожидает в фильме.


Конечно, хеппи-энду тут не бывать, как и обещал офицер Петерсон. «Откуда ты знаешь?», — спрашивает его шеф Робертсон. «Я сценарий читал», — отвечает Петерсон. Слом четвертой стены — один из самых забавных, но давно уже приевшихся (или классических?) моментов в фильме. Да, мы видим, почему Джармуш не раскрывает характеры огромного количества архетипичных героев, в изобилии напиханных в фильм: речь идет о зомби, о которых нам и не нужно ничего знать, и логично, что все жители Сентервилля в конце концов умирают. Мораль же бросается режиссером прямо в лоб: все мы и при жизни продали душу за материальное, превратившись в таких же зомби.


Можно подумать, что Джармуш сделал это специально, но даже в ироническом виде это сравнение приелось донельзя. История понятна, но банальна до ужаса: покажите хоть кого-то, кто еще не сравнил человека со смартфоном и зомби. Мрачный, но не вызывающий эмоций — ни ужаса, ни смеха, фильм больше похож на актерский капустник в театральном училище. И уж точно не заслуживает быть растянутым почти на два часа жизни зрителей.

<iframe width="740" height="416" src="https://www.youtube.com/embed/Jp-DKZjeeNA" frameborder="0" allow="accelerometer; autoplay; encrypted-media; gyroscope; picture-in-picture" allowfullscreen=""></iframe>


Елизавета Травка
15.07.2019