Новые альбомы,
которые мы слушали
в мае

Первый за шесть лет новый альбом Vampire Weekend, неожиданный релиз The National, вторая пластинка Kedr Livanskiy, финальный лонгплей The Cranberries, возвращение Rammstein и Amon Tobin, а также футуристический фолк Холли Херндон, умиротворенное настроение Мака ДеМарко и старческий буги-вуги-рок King Gizzard & the Lizard Wizard.

Vampire Weekend
«Father of the Bride»


После шестилетнего молчания, вызванного уходом ключевой фигуры Vampire Weekend Ростама Батманглиджа в сольное плавание, нью-йоркский инди-коллектив возвращается с четвертым логнплеем. Пластинка, спродюсированная самим фронтменом группы Эзрой Кёнигом, может похвастать прямо-таки рекордным для Vampire Weekend количеством приглашенных инди-знаменитостей. В записи «Father of the Bride» приняли участие Даниэль Хаим из Haim, Стив Лейси из The Internet, Дженни Льюис, Марк Ронсон и, собственно, сам Ростам.

«В последнее время я воспринимаю группу как какую-то подвижную субстанцию, как что-то постоянно меняющееся, — говорит о новом этапе творчества Эзра Кёниг. — Vampire Weekend — все еще группа, просто порой очень большая. Иногда я один могу представлять коллектив, а иногда нам может понадобиться человек пятнадцать. Для меня это движение вперед».

«Father of the Bride» может послужить прекрасным саундтреком для вашего модного пикника в цветущем весеннем саду: никогда еще звук Vampire Weekend не был настолько светлым, игривым, счастливым. Но это только в том случае, если вы не будете вслушиваться в слова, если позволите себя обмануть. Учитывая, что мы имеем дело с группой, чьи тексты нужно разбирать в обнимку с Википедией, это будет не так уж и сложно. «Эта жизнь и все ее страдания! О боже, неужели я ни на что не годный!» — рефлексирует Эзра под заводной ритм в сингле «This Life». Песня звучит настолько по-летнему беззаботно, что кажется, будто она хорошенько пропитана солнечным светом. Подчеркнем — если не вслушиваться в текст. И так практически во всех 18 песнях альбома.

Кажется, Кёниг видит несовершенство во всем. Он ухмыляется многочисленным изъянам нашего общества — касающимся политики, экономики, экологии, культуры. «Тревожный ум не может забыть всех этих зловещих змей в месте, которое ты считал благородным», — такими мыслями пронизан ведущий сингл «Harmony Hall». Закрывающая альбом красивая фортепианная баллада «Jerusalem, New York, Berlin» посвящена — на минуточку — декларации Бальфура 1917 года, которая предлагала создание в Палестине национального очага для еврейского народа. Так что большинству слушателей придется снова лезть в Википедию.

Альбом начинается очень бойко: за открывающей фолк-балладой «Hold You Now» с семплом из саундтрека к военной драме «Тонкая красная линия» следует мощная связка из бодрых синглов «Harmony Hall» и «This Life», разбавленных не менее заводной «Bambina». Энергии этих треков хватает, чтобы на одном дыхании добраться до середины альбома, где рефлексия Кёнига сменяется иронией. «Я думаю, я отношусь к себе слишком серьезно. Всё не так уж и серьезно», — звучит фраза перед самым, пожалуй, убойным и взрывным треком на пластинке, поп-фламенко «Sympathy», звучащим так будто ансамбль испанских гитаристов перепевает неизданный трек New Order.

«Father of the Bride» может послужить прекрасным пособием по написанию умных поп-песен. Искрящиеся, замысловатые и ироничные треки отсылают нас к таким мастерам этого непростого дела, как Пол Саймон, Fleetwood Mac, Пол Маккартни, Ван Моррисон, The Beach Boys. Возможно, в зависимости от настроения вам захочется переключить тот или иной трек, чтобы добавить пластинке больше живости: 18 треков — это все-таки непривычный для Vampire Weekend объем. Но, в целом, каждый конкретный трек здесь вносит свою лепту в мозаику, и без любого из них картина была бы неполной. Музыкальное разнообразие, царящее на «Father of the Bride», вдохновило некоторых критиков на сравнение первого в карьере Vampire Weekend двойного альбома аж с битловским «Белым альбомом». Хотя эрудиту Кёнигу больше по душе сравнения с «Aguaplano» Паоло Конте и «The River» Брюса Спрингстина.

Похоже, коллектив Эзры Кёнига — чуть ли не единственная инди-группа из 2000-х, которая не только прекрасно чувствует себя в конце 2010-х, но и успешно развивается. Р.Д.

<iframe width="740" height="416" src="https://www.youtube.com/embed/FwkrrU2WYKg" frameborder="0" allow="accelerometer; autoplay; encrypted-media; gyroscope; picture-in-picture" allowfullscreen=""></iframe>

Слушать на Яндекс.Музыке
Слушать на Apple Music

The National
«I Am Easy to Find»


Новость о релизе «I Am Easy to Find» для большинства поклонников The National оказалась весьма неожиданной. Спустя всего лишь полтора года после выхода их предыдущего альбома «Sleep Well Beast» никто не ждал от них новой полноформатной работы. Обычно промежутки между альбомами американцев занимали три-четыре года.

Новая работа The National удивляет не только невиданными доселе сроками записи, но еще и любопытной концепцией: к «I Am Easy To Find» прилагается короткометражный фильм Майкла Миллса («Женщины ХХ века») с Алисией Викандер в главной роли. Лента рассказывает о жизни женщины — начиная от рождения и до самой смерти. Героиня Викандер на протяжении 24 минут учится ходить, сталкивается с подростковыми переживаниями, взрослеет, сама заводит семью, теряет близких — и все это под аккомпанемент новых песен The National. Тем не менее музыканты настаивают, что альбом не является саундтреком к фильму, а скорее наоборот — фильм является еще одним художественным элементом альбома.

После выпуска «Sleep Well Beast», который по праву можно назвать одним из самых сильных в дискографии группы, участники The National много и продуктивно занимались сторонними проектами. Гитарист Брайс Десснер продолжил свою деятельность как академический композитор, создав несколько произведений для фортепиано, а его брат, Аарон Десснер, вместе с Джастином Верноном из Bon Iver дебютировал с новым проектом Big Red Machine. Открывающая новый альбом песня «You Had Your Soul with You» с ее сбивчивым ритмом и обилием отрывистых семплов как раз может напомнить звучание дуэта. Правда, все ассоциации тут же исчезают после вступления вокала Мэтта Бернингера, чей фирменный низкий тембр является отличительной чертой The National.

В открывающем треке можно заметить еще один элемент, который является важной особенностью всего альбома: впервые в своей карьере квинтет активно использует женский голос. Для этого The National пригласили большое количество вокалисток, включая Гейл Энн Дорси, известной своим долгим сотрудничеством с Дэвидом Боуи, Лизу Ханниган, Шарон Ван Эттен, Кейт Стейблс из This Is the Kit и многих других. Причем их партии не являются фоновым бэк-вокалом, а в большинстве песен на «I Am Easy To Find» выступают полноценным инструментом, прекрасно сочетаясь с баритоном Бернингера.

«You Had Your Soul with You» задает альбому бодрый старт, но следом идут меланхоличные и нежные баллады «Quiet Light» и «Roman Holiday». Особенно удачна первая с ее великолепными струнными. На «I Am Easy To Find» вообще много оркестрового звучания, за которое тут отвечает Брайс Десснер. Важную роль на альбоме играет и пара коротких произведений, написанных им для хора — «Her Father in the Pool» и «Underwater». Они делят альбом на несколько частей и являются логичным продолжением заданной ранее линии.

Хорошо знакомые по «Sleep Well Beast» синтезаторы появляются в «Hey Rosey», а заглавная «I Am Easy To Find» представляет собой неторопливый фортепианный номер, исполненный Бернингером вместе с Кейт Стейблс. После интерлюдии «Her Father in the Pool» следует «Where Is Her Head», самая шумная песня на альбоме. Причем стоит отметить, что одну из вокальных партий впервые в истории группы тут исполняет мультиинструменталист Аарон Десснер. Самая длинная песня на альбоме «Not In Kansas» в середине содержит неожиданный отрывок из песни инди-группы Thinking Fellers Local Union 282, но в первую очередь интересна своим текстом. Бернингер поет, что «у Ветхого Завета прекрасный сиквел, также как и у „Крестного Отца“ и первого альбома The Strokes». А еще лирический герой песни слушает R.E.M., что в очередной раз наталкивает на одну интересную параллель: The National, так же, как и группа Майкла Стайпа, достаточно долго шли к признанию, а после развала R.E.M. прочно заняли их место «главных рок-интеллигентов».

В конце альбома находится приятный сюрприз для давних поклонников группы — «Rylan», песня с долгой историей и непростой судьбой. Написанную еще в самом начале 2010-х, ее планировали включить в альбом «Trouble Will Find Me», но результат работы в студии не устроил группу. «Rylan» иногда исполнялась на концертах, но не попала и в следующий альбом «Sleep Well Beast». Наконец, записанная для «I Am Easy To Find» версия, претерпев очередные изменения в тексте и аранжировке, дошла до широкой аудитории. Комментируя работу над «Rylan», Аарон Десснер назвал процесс записи песни «одним из самых сложных опытов».

Закрывает альбом трогательный сингл «Light Years», ставящий эффектную точку в самом масштабном и глубоком альбоме группы. С.Н.

<iframe width="740" height="416" src="https://www.youtube.com/embed/5FQtSn_vak0" frameborder="0" allow="accelerometer; autoplay; encrypted-media; gyroscope; picture-in-picture" allowfullscreen=""></iframe>

Слушать на Яндекс.Музыке
Слушать на Apple Music

Holly Herndon
«PROTO»


На «PROTO» Холли Херндон как композитор проявила себя с самой лучшей стороны: при всей сложности концепции ее новая работа слушается буквально на одном дыхании. Резидент культового лейбла 4AD, пишущая докторскую диссертацию в Стэнфорде и выступавшая на разогреве у Radiohead в одном из туров, умница и красавица Херндон на каждом своем альбоме исследует связь между человеком и технологиями, но, кажется, впервые ей удалось создать запись, которую можно рекомендовать даже неподготовленным слушателям. «PROTO» придется по вкусу ценителям поздней Бьорк с ее экспериментами в той же сфере. С этой пластинки, пожалуй, даже можно начинать знакомство с творчеством поп-авангардистки. И это при том, что в записи альбома принял участие ни много ни мало самый настоящий искусственный интеллект.

Оцените замысел! Холли и ее муж создали интеллектуальную систему, обученную слушать музыку, которую записали Херндон и ее музыканты, а потом сочинять и исполнять свои собственные произведения, подражая тому, что услышала. Искусственный интеллект назвали Spawn, то есть «икринка», «малёк», «выкормыш», «отпрыск», «детище», ну или «исчадие», если угодно. Всю юность Холли пела в хоре — и церковном, и светском, и одной из основных задач Spawn было научиться ориентироваться в вокальных партиях солистов и хора. При прослушивании альбома, естественно, непонятно, какой кусок сочинил искусственный интеллект, а какой — люди.

На «PROTO» столетние фолк-традиции пересекаются с современными технологиями, а человеческие голоса переплетаются с синтезированным вокалом и мощными замысловатыми битами. В результате получается пышное, возвышенное цельное произведение, поражающий воображение футуристический фолк. Только представьте себе будущее, в котором по селам и городам проносятся электромобили, из которых фигачит трек «Frontier» (а не вот это вот все, что обычно). Это будущее, в котором хочется оказаться!

«PROTO» устроен так, что на нем совсем «трудные» треки (вроде «Godmother», записанного совместно с электронщицей Jlin) чередуются с более доступными для восприятия, из-за чего экспериментальная по сути пластинка слушается довольно легко. Это даже оказывает какой-то специфический эффект на мозг и уши: сначала тебя убаюкивают на волнах фолка будущего, а затем швыряют вниз головой в темные воды жесткого IDM.

После первого сингла «Eternal» с неожиданным отличным поп-хуком в припеве идет дарк-эмбиент «Crawler», а за ним — рассказанная детским голосом сай-фай-сказка «Extreme Love», первой фразой в которой является цитата из рассказа Айзека Азимова «Последний вопрос». За мощным вторым синглом «Frontier» следует будто бы переливающийся на солнце вокальный эмбиент «Fear, Uncertainty, Doubt», а затем — почти «энигмовская» «SWIM». Структура «PROTO» продумана от и до: если открывает альбом жутковатый тревожный трек «Birth» («Рождение»), то завершает его мягкий и мелодичный «Last Gasp», то есть «Последний вздох». Р.Д.

<iframe width="740" height="416" src="https://www.youtube.com/embed/r4sROgbaeOs" frameborder="0" allow="accelerometer; autoplay; encrypted-media; gyroscope; picture-in-picture" allowfullscreen=""></iframe>

Слушать на Яндекс.Музыке
Слушать на Apple Music

Kedr Livanskiy
«Your Need»


Второй студийный альбом главной надежды отечественной электронной сцены Яны Кедриной, чей ретрофутуристический саунд пришелся по вкусу таким уважаемым музыкальным изданиям, как Pitchfork, The Guardian и Vice.

До недавнего времени на счету у девушки была пара мини-альбомов и дебютный лонгплей «Ariadna», один из самых любопытных российских релизов последних лет.
В целом Kedr — типичный продукт своего времени, эдакая русская Grimes, обложившаяся аналоговыми синтезаторами и черпающая вдохновение из прошлого, о котором знает только понаслышке, — эпохи перестройки и эстетики начала российских 1990-х.

По сравнению с прошлыми релизами Кедриной ее новый альбом может показаться более четкой и строгой записью, но, конечно, только по сравнению с другими ее же работами. Если пластинка начинается с типичных для нее туманных «Your Need (твоя беда)» и «Sky Kisses (на танцполе)», то дальше все становится гораздо интересней.

«Why Love (зачем любовь)» может напомнить отечественный нью-вейв из ротации ретро-радио, а одним из самых сильных треков на альбоме оказывается «Lugovoy (November Dub)» — медленный, заторможенный даб. Именно с него и начинается блок самых экспериментальных песен на альбоме, вроде энергичной «Bounce 2» и ведущего сингла «Kiska (киска)», который запоминается не только повторяющимся вокальным семплом двусмысленного содержания, но и жутковатым клипом в духе хорроров Дэвида Кроненберга.

Завершается альбом более традиционными и мелодичными треками. Это касается, в первую очередь, главного хита альбома «Ivan Kupala (New Day) (Иван Купала)». Трек, обращающий на себя внимание мощным джангл-битом, по мнению Pitchfork, отлично смотрелся бы и на «Exit Planet Dust», дебютном альбоме The Chemical Brothers. С.Н.

<iframe width="740" height="416" src="https://www.youtube.com/embed/fkMuT4Dv-OM" frameborder="0" allow="accelerometer; autoplay; encrypted-media; gyroscope; picture-in-picture" allowfullscreen=""></iframe>

Слушать на Яндекс.Музыке
Слушать на Apple Music

Mac DeMarco
«Here Comes The Cowboy»


«В наше время люди сходят с ума. Все какие-то сумасшедшие. Персонаж, который просто ходит в салун и ездит на своей лошади — мне нравилось представлять его себе во время записи альбома. Простая жизнь на ферме — меня это успокаивает», — так описывает свою новую работу сам Мак ДеМарко.

Как и все предыдущие альбомы музыканта, «Here Comes The Cowboy» создавался в его домашней студии. Мак вновь обошелся без помощи приглашенных музыкантов, самостоятельно записав партии всех инструментов. По словам ДеМарко, в последнее время он не слишком любит выходить на улицу и наслаждается спокойной неторопливой жизнью домоседа вместе со своей девушкой и котом по кличке Пиклз. Это умиротворенное настроение проникло и на «Here Comes The Cowboy».

Песни на новой пластинке имеют мало общего с его ранними лоуфайными записями, что может расстроить давних поклонников музыканта. Тем не менее стоит признать, что «Here Comes The Cowboy» — хорошее доказательство роста сочинительских способностей ДеМарко. Синглы «Nobody» и «All Of Our Yesterdays», а также песня-посвящение своей подруге «K» — самые яркие тому примеры. С.Н.

<iframe width="740" height="416" src="https://www.youtube.com/embed/dPVVgVKCHKo" frameborder="0" allow="accelerometer; autoplay; encrypted-media; gyroscope; picture-in-picture" allowfullscreen=""></iframe>

Слушать на Яндекс.Музыке
Слушать на Apple Music

Tyler, The Creator
«IGOR»


Первое, что бросается в глаза при знакомстве с новым альбомом Tyler, The Creator — его название. Учитывая, что на нескольких недавних фото музыкант щеголял в белой шапке-ушанке с серпом и молотом, то сразу же возникает много интригующих вопросов. Но все оказывается намного прозаичней: имя Игорь является каноничным для слуг литературных и киношных злодеев, вроде Дракулы или Франкенштейна, и именно на этот факт ссылается музыкант.

«IGOR» радует свежими для Тайлера идеями: тут можно услышать и госпел, и винтажный R’n’B, и соул. Все это накладывается на фирменные трюки музыканта вроде необычной структуры песен, гудящих басовых партий и рваной перкуссии. Большая часть песен на альбоме — это воображаемый диалог со своей второй половиной. Красной линией на пластинке проходит тема расставания.

Стоит признать, что раньше альбомы Tyler, The Creator немного страдали от перегруженности аранжировок, из-за чего песни напоминали тюнингованный автомобиль с большим количеством нелепых обвесов и наклеек. На их фоне новая работа музыканта выглядит более цельной и лаконичной, что делает ее одной из самых интересных в дискографии артиста. Забавный факт: Тайлер призывает не воспринимать «IGOR» как рэп-альбом, и наивно предлагает слушателям отложить смартфон во время прослушивания пластинки. С.Н.

<iframe width="740" height="416" src="https://www.youtube.com/embed/HmAsUQEFYGI" frameborder="0" allow="accelerometer; autoplay; encrypted-media; gyroscope; picture-in-picture" allowfullscreen=""></iframe>

Слушать на Яндекс.Музыке
Слушать на Apple Music

Rhye
«Spirit»


Проект канадца Майка Милоша год назад выпустил альбом «Blood», который утвердил его в качестве одного из самых романтичных и чувственных поп-музыкантов. Негромкие и проникновенные песни Майка могут вызывать ассоциации с Шаде, The Style Council и других музыкантов подзабытого сейчас жанра софисти-поп.

«Spirit» нельзя назвать полноценным студийным альбомом: тут всего лишь восемь песен общей продолжительностью 27 минут. «Spirit» — пожалуй, самая камерная работа в карьере музыканта. На первый план тут выходит фортепиано и эмбиентное эхо, которое окутывает каждую песню. Неудивительно, что в записи одной из песен поучаствовал Оулавюр Арнальдс, большой специалист в таких вопросах. Более аскетичный звук на «Spirit» еще отчетливей выделяет томные вокальные партии Милоша.

Сентиментальные истории певца вполне могут скрасить ваш вечер после трудного дня, а благодаря короткому хронометражу пластинки вы не успеете заснуть. С.Н.

<iframe width="740" height="416" src="https://www.youtube.com/embed/n8woH4GxUMk" frameborder="0" allow="accelerometer; autoplay; encrypted-media; gyroscope; picture-in-picture" allowfullscreen=""></iframe>

Слушать на Яндекс.Музыке
Слушать на Apple Music

The Cranberries
«In The End»


Работать над новой пластинкой ирландский квартет начал почти сразу же после выхода сборника «Something Else» (2017), состоящего из акустических версий их известных хитов и нескольких новых песен. Тогда же Долорес О’Риордан и записала большую часть вокальных партий для будущего альбома группы.

Неожиданная смерть певицы в начале 2018 года автоматически означала и конец The Cranberries, так как уникальный тембр голоса О’Риордан является главной отличительной чертой звучания группы. Записанных О’Риордан демо-треков оказалось достаточно для полноценного альбома, который остальные участники группы доработали совместно со Стивеном Стритом — продюсером, работавшим с ними над их первыми альбомами.

«In The End» как раз и может напомнить ранние работы группы вроде «No Need To Argue» или «Everybody Else Is Doing It, So Why Can’t We?». Меланхоличный поп-рок The Cranberries не растерял своих основных черт вроде прямолинейной ритм-секции, звонких гитар и моментально узнаваемого вокала Долорес. Несмотря на печальные обстоятельства, которые сопровождали запись альбома, некоторые песни на «In The End» источают свет и надежду. А одной из его лучших песен оказывается скромная и неприметная «A Place I Know», в которой О’Риордан пропевает вполголоса простой текст, и эта простота производит удивительно сильное впечатление. С.Н.

<iframe width="740" height="416" src="https://www.youtube.com/embed/h1lMxX8doSU" frameborder="0" allow="accelerometer; autoplay; encrypted-media; gyroscope; picture-in-picture" allowfullscreen=""></iframe>

Слушать на Яндекс.Музыке
Слушать на Apple Music

Rammstein
«Rammstein»


«Новые песни пишут те, у кого старые плохие», — этим афоризмом, который приписывают то Константину Никольскому, то Юрию Антонову, кажется, руководствовались до последнего времени и музыканты группы Rammstein. Но 17 мая группа выпустила свой седьмой и первый за 10 лет альбом, и ощущение, что этих 10 лет как и не было.

Rammstein устроили хороший «разогрев» перед релизом: клипы на синглы «Deutschland» и «Radio» получились, как всегда, отменными и по-раммштайновски скандальными. 19 миллионов просмотров в первые же дни, обсуждение и подробный разбор в прессе, протесты общественных организаций, утверждающих, что группа все-таки «перегнула палку», — словом, к выходу альбома публика была подготовлена.

Альбом, без изысков названный «Rammstein», эти две песни и открывают. А дальше — все то же самое, как будто слушаешь продолжение «Liebe ist für alle da» или «Rosenrot». Знакомо все — вплоть до мелодий, отдельных семплов и гитарных риффов. Стиль, в котором Rammstein работают, вообще не предполагает разнообразия, а фанаты любят группу как раз за эту здоровую предсказуемость. А раз публике нравится, зачем что-то выдумывать? Билеты на предстоящий тур все равно разлетелись в течение нескольких дней, а в некоторых городах — пары часов.

Тексты все так же провокационны и социально окрашены, что видно даже из названий — «Ausländer» («Иностранец»), «Tattoo», та же «Deutschland» и многообещающее «Sex». Баллада на альбоме всего одна — «Diamant», как всегда отличная, хотя и не самая выдающаяся по меркам группы. Вообще альбом понравится поклонникам поздних альбомов с их «электронным» звучанием, нежели более «тяжелых» первых. Музыканты наконец сделали оммаж своим выдающимся соотечественникам — электронщикам из Kraftwerk, изобразив их в клипе «Radio».

За 10 лет относительного простоя группа скорее выросла в музыкальном плане, но ничуть не изменила себе. Так что если вы слышали хоть один альбом Rammstein, считайте, что слышали все остальные, включая этот. И в данном случае это не изъян, а главное достоинство. М.Б.

<iframe width="740" height="416" src="https://www.youtube.com/embed/NeQM1c-XCDc" frameborder="0" allow="accelerometer; autoplay; encrypted-media; gyroscope; picture-in-picture" allowfullscreen=""></iframe>

Слушать на Яндекс.Музыке
Слушать на Apple Music

Amon Tobin
«Fear In A Handful of Dust»


«Fear In A Handful of Dust» — первый за восемь лет лонгплей музыканта, известного своей тягой к экспериментам. Альбом состоит из десяти композиций, большая часть из которых может показаться хаотичным набором наслоенных друг на друга звуковых ландшафтов. Но такое впечатление обманчиво.

Amon Tobin в очередной раз показывает, что является гениальным саунд-дизайнером. За роботизированными щелчками перкуссии и жужжащими, будто холодильник, синтезаторами, прячутся искусные музыкальные идеи, например, джазовые ходы в «Milk Millionaire» или мягкий тембр родес-пиано в «Pale Forms Run By». «Fear In A Handful of Dust» со своей клаустрофобной атмосферой совсем не подойдет для фонового прослушивания. Наоборот, эта сложная и многогранная работа потребует много внимания и даже терпения. С.Н.

<iframe width="740" height="416" src="https://www.youtube.com/embed/7zw64rQWmVw" frameborder="0" allow="accelerometer; autoplay; encrypted-media; gyroscope; picture-in-picture" allowfullscreen=""></iframe>

Слушать на Яндекс.Музыке
Слушать на Apple Music

King Gizzard & the Lizard Wizard
«Fishing for Fishies»


В апреле австралийцы выпустили очень смешной сингл «Planet B», который представлял собой почти что трэш-метал в духе Metallica. Но на «Fishing for Fishies» этой песни нет, да и вообще альбом звучит совершенно иначе.

По словам фронтмена Стю Маккензи, группа попыталась записать блюзовый альбом, опираясь на классические блюз-рок-записи. Известные своим ироничным подходом к созданию музыки, в этот раз King Gizzard & the Lizard Wizard похоже немного перегнули с этой самой иронией или, по-крайней мере, немного запутались в ее многочисленных слоях. Большая часть «Fishing for Fishies» представляет собой старческий буги-вуги-рок, который может вызвать улыбку, но вряд ли желание переслушать хотя бы пару-тройку раз. Тут есть несколько колючих рок-боевиков, но ближе к середине альбом начинает напоминать не очень смешную шутку, которую кто-то пытается объяснить и убедить, что она все же смешная. С.Н.

<iframe width="740" height="416" src="https://www.youtube.com/embed/beIDKFwXam0" frameborder="0" allow="accelerometer; autoplay; encrypted-media; gyroscope; picture-in-picture" allowfullscreen=""></iframe>

Слушать на Яндекс.Музыке
Слушать на Apple Music


Сергей Науменко
Роман Дранников
Максим Баркалов
05.06.2019